Преп. Юстин Новый Челийский

4, 2 Смиренномудрiе всегда сопровождается кротостiю и долготерпенiемъ. Смиренномудрый человек знает, что ничего не бывает без Божьего провидения: поэтому он кротокъ и долготерпеливъ во всем, что с ним встречается, пусть это даже будут самые страшные несчастья и муки. В этом он имеет примером апостолов и пророков (Иак 5, 8-10), а прежде всего кроткого и долготерпеливого Господа Иисуса (Мф 11, 29). Но все эти три: смиренномудрiе, и кротость, и терпенiе, только любовiю стоят и любовiю существуют. Только тот, кто имеет евангельскую любовь в душе, может иметь эти три добродетели, и поистине быть и смиреннымъ, и кроткимъ, и терпеливымъ к людям. Христиане живут достойно своего званiя, когда эти три добродетели совершают въ любви, с любовью: терпяще другъ друга (съ) любовiю [Церковно-славянский перевод - терпяще - здесь уместнее, чем снисходя синодального перевода, как видно из контекста толкования данного стиха. - Прим. перев.]. Только любовь евангельская дает силы человеку, чтобы быть истинно смиреннымъ, и кроткимъ, и терпеливымъ к людям, хотя бы их недостатки и грехи и были очевидны.
Смиренномудрiе? Мера его - это смирение Господа Христа: Бог спустился с небесных и пренебесных высот до глубины ада: спустился Своей душой человеческой, чтобы из ада вывезти падшего Адама, падшего и пропавшего, гордостью сатанинской низвергнутого и огреховленного, и омертвевшего, и низведенного во ад. Адама, и в нем род человеческий. А нам, насколько же только нам следует смиряться? Подобно Богочеловеку. Он прошел этим путем смирения ради нас: чтобы и мы таким смирением спасали себя из ада гордости, греховности, дьявольского самолюбия и самодостаточности. И еще, чтобы мы стяжали Христово смиренномудрiе, которое из любви к собрату - человеку, спускается за ним до глубины его ада, только чтобы его извлечь оттуда, чтобы его спасти. Ибо ты все еще не любишь евангельской любовью своего собрата, человека, пока всем существом не подвигнешься, чтобы его спасти от его грехов, от его смертей, от его демонов, от его адов. А во всем этом тебе как воздух необходима кротость голгофская, которая и на кресте с любовью молится за врагов; а вместе с кротостью необходимо и терпенiе христовское: ибо как без него перенесешь ты собрата человека, в котором грех и грехи, смерть и смерти, смрад и смрады. Любовь твоя должна постоянно вооружаться крестом и терпением, если хочешь иметь силы переносить грехи своих ближних и любить их и в грехах их, и в падениях их, и в смертях их. Терпяще другъ друга любовiю; а это благовестие значит: терпя грехи и страсти друг друга в любви, в Христовой любви. Без этой любви, люди не могут долго терпеть грехи другъ друга, но начинают ненавидеть друг друга из-за греха, и гнать друг друга из-за греха, и мучить, и убивать друг друга из-за греха. А ты Христов? Тогда любовь твоя должна быть соткана из кротости и терпенiя и смиренiя. Смирись, уничижи себя Христа ради перед грешным братом, чтобы его кротко и благо, в любви, покрывающей грехи, излечить от греха, от смерти от всех недугов его. А за такое смиренномудрiе, и кротость, и благость, и всеопрощающую любовь, в душу твою будут изливаться с неба потоки Христовой благодати, которая своей небоустремленной силой возносит и тебя, и брата твоего в светлые небесные миры Царства Христова.
Как поступать достойно званiя? Со всякимъ смиренномудрiемъ. Кто таков, говорит Святой Златоуст, тот поступает достойно званiя: смиренномудрiе есть основание всякой добродетели. Если ты смирен и помнишь, кто ты и как ты спасен, и эта память тебе служит побуждением к добродетели, ты не будешь гордиться ни оковами, ни тем, что я сказал, но будешь смиряться, зная, что все это в тебе дар благодати. Смиренномудрый человек может быть благодарным слугой и помнить сделанное ему добро. Ибо что ты имеешь, чего бы не получил? спрашивает святой апостол (1 Кор 4, 7). Но слушай, что он еще говорит: «я более всехъ ихъ потрудился, не я впрочемъ, а благодать Божiя, которая со мною» (1 Кор 15, 10). - «Со всякимъ смиренномудрiемъ» значит: не только в словах и не только в делах, но и в поведении и в тоне речи. Не обращайся с одним смиренно а с другим дерзко; будь смирен с каждым, будь это твой друг или враг, знатный или ничтожный человек: в этом и состоит смиренномудрiе. Так и в других делах будь смиренным. Ибо слушай, что Христос говорит: «Блаженны нищiе духомъ» (Мф 5, 3), - и это блаженство Он ставит прежде других. Из-за этого и апостол говорит: со смиренномудрiемъ и кротостiю и терпенiемъ. Ибо кто-то смирен, но вспыльчив и гневлив; такому смирение не приносит никакой пользы: ибо часто под влиянием гнева он все теряет. Терпяще другъ друга (съ) любовiю, говорит святой апостол. Как может терпеть тот, кто гневлив и клеветник? Апостол показывает способ: любовiю. Если ты не терпишь своего ближнего, как же тогда тебя может терпеть Бог? Если ты не переносишь своего сораба, как же тебя перенесет Господин? Где имеется любовь, там все можно перенести4.
4, 3 Единство христиан создает и дает Дух Святой: все души их Он благодатью объединяет в одну душу, все сердца - в одно сердце (ср. Деян. 4, 32). Чтобы сохраняться в этом спасоносном единстве, христианам необходимы личные усилия, личные подвиги: старание о жизни в святых тайнах и святых добродетелях. Ибо христианин отлучает себя от этого единства въ Духе Святом, когда живет несвято, порочно, грехолюбиво. Только то, что соединяет с Духом Святым, сохраняет христиан и в единстве между собой. А это добродетели Духа: любовь, радость, мир, терпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5, 22). Старанием о них сохраняется единство Духа въ союзе мира. Это значит: единство зависит от нашего труда, от нашего усилия. А прежде всего от нашей евангельской любви. Ибо евангельская любовь есть соединяющая сила, которая сперва соединяет человека с Богом, а потом и с людьми, которые в Боге. В ней и есть союзъ мира, миром связывает всех людей в Боге. А этот миръ есть «миръ Божiй», и его творческая сила это божественная любовь. Божественная же любовь и есть «союзъ совершенства», который объединяет все совершенное в христианах, соединяя их таким образом в одну душу, в одно сердце, в одно тело- тело Церкви (ср. Кол 3, 14-15). Эта божественная любовь Духа Святого, и остальные добродетели в ней, это и есть то, что поддерживает и сохраняет единство Церкви, тела Церкви, духа Церкви, жизни Церкви (ср. Еф 4, 15-16).
 
Христианину следует быть херувимски зорким, чтобы рассмотреть себя и своих собратий во всех падениях, во всех грехах, во всех смертях, во всех адах, и тогда их с любовью спасать Христом, прежде всего себя из всякого греха, из всякой смерти, из всякого ада. А когда может он это? Когда дух свой содержит в единстве с Духом Христовым, Духом Святым. С помощью? Святых таинств и святых добродетелей. Тогда дух его освобождается от грехов и их оков, смерти и ее оков, и миръ божественный проходит все существо его: миръ, превосходящий всякий ум (Флп 4, 7). Поэтому, старайся поддерживать единство духа своего союзомъ мира, который Господь дает за святую жизнь в святых добродетелях через святые тайны. Что есть то, что объединяетъ дух твой в тебе? Троическое богообразное единство, усовершенствованное благодатью святых таинств и святых добродетелей в Церкви Христовой. Без этого: дух твой разбит грехами, расторгнут и изломан смертями, рассеян и развеян демонами. Только если дух твой Духом Святым живит и очищает себя, он таинственно светится и блистает троическим единством - светлеется троическимъ единствомъ священнотайне [1-й воскресный антифон 4-го гласа. - Прим. перев.]. Только тут, только в этом - святое, и божественное, и блаженное единство духа твоего, человече! А вне Святой Троицы - Божественной Единицы, ты весь рассыпан, разбит, разатомлен, разобран на молекулы, дезинтегрирован, и никак не соберешься; а в каждой частице твоей грехом разбитой и разъединенной души - без числа мук. Тогда ты всегда и только - легион. Как твое имя? Вот - легион. А ты знаешь, из Божией книги знаешь: только у ног Иисусовых можешь исцелиться от легиона, который в тебе, от легионизированности твоей души, которая в тебе от греха и зла. Ибо грех и зло носят в природе своей силу, которая разбивает, разъединяет, мельчит, дробит душу в бесчисленные осколки и обломки, а каждый из них болит, болит, болит. И боли твоей и моей имя - легион.
Святой Златоуст благовествует: Что есть единство духа? Как в теле душа все объемлет и держит в единстве то, что существует в разных частях тела, так и здесь. Но душа дана еще и для того, чтобы объединить людей разных по происхождению и по образу жизни. Ибо старый и молодой человек, нищий и богатый, ребенок и мужчина, мужчина и женщина, и всякое существо, одаренное душой, составляет известное единство; и это единство большее единства тела. Духовное сродство выше телесного: духовное единство совершеннее. Как огонь, попадая на сухие деревья, все их превращает в один костер, а когда попадает на влажные, не зажигает их и не объединяет, так бывает и здесь: хладность душевная не содействует соединению, но теплота душевная большей частью каждого привлекает к себе. Отсюда рождается и теплота любви. Апостол хочет нас всех объединить узами любви. Он хочет, чтобы мы были связаны между собой не только миромъ, не только любовью, но чтобы у всех была одна душа - ejn pa`sin ei ai mivan yuchvn. Таким образом мы соединяемся и между собой, и с Богом. Этого единства не может нарушить ни расстояние, ни небо, ни земля, ни смерть, ни что-либо другое; оно выше и сильнее всего. Проистекая из единства души, оно может в одно и то же время охватить многих5.
Святая мысль блаженного Феофилакта богомудрствует так: Как в теле дух все связывает и объединяет, хотя члены различны, так и в верующих Дух Святой есть Тот, кто объединяетъ все, хотя мы различаемся друг от друга и происхождением, и нравами, и занятиями; и этим Святым Духом мы становимся однимъ теломъ. Поэтому будем трудиться, чтобы сохранять это единство путем взаимного мира. Если не будем иметь союзъ любви и взаимный миръ, то потеряем единство, которое нам даровал Дух Святой. Тогда с нами случится то, что и с рукой или ногой, если они отделятся от остального тела и прервут связь с другими членами, - и мы тогда не будем держаться однимъ Духомъ. Следовательно, нам необходимо много стараний и труда, чтобы иметь миръ, который нас между собой связываетъ6. Как в наших телах дух наш действует во всех членах и связывает все, так нам дан и Дух Святой, который нас объединяетъ и делает однимъ теломъ7.
4, 4 В чем надежда нашего христианского званiя? - В соединении нашем с Господом Христом, а через Него с теми, кто в Нем, в теле Его Богочеловеческом, Церкви. А тело Его - это одно тело, тело воплощенного Бога Логоса; и дух в этом теле - один Духъ, Духъ Святой. Нет в земном мире единства более подлинного и соврешенного, чем такое единство: единство человека с Богом и людьми. А средства для вступления в это единство доступны всем и каждому: святые таинства и святые добродетели. А первое святое таинство есть крещение, и первая святая добродетель - вера.
4, 5 Одна вера, и нет другой кроме нее; и одинъ Господь, и нет другого кроме Него (ср. 1 Кор 8, 16; 12, 5); и одно крещенiе, и нет другого кроме него. Только в органическом единстве с Богочеловеческим телом Церкви; только как сотелесник этого чудесного организма, человек доходит до полного ощущения, и сознания, и убеждения, что есть действительно только одинъ Господь - Пресвятая Троица; только одна вера - вера в Пресвятую Троицу (Еф 4, 13; Иуд 3); только одно крещенiе - во имя Пресвятой Троицы (Мф 28, 19); и только одинъ Богъ и Отецъ всехъ, который надъ всеми, и чрезъ всехъ, и во всехъ насъ (ср. 1 Кор 8, 6; 12, 6; Рим 11, 36).
4, 6 «Одинъ надъ всеми Отецъ, Который чрезъ всехъ Логосом, Который из Него, и во всехъ Духом Святым»8. - Это ощущать, и этим жить, значит: поступать достойно христианского званiя. Словом, это значит: быть христианином.
Только в Богочеловеке Христе человек одно тело, одинъ духъ. Только в Нем человек осознал себя как одно тело, ибо не разбитое грехом, и как один дух, ибо не разбитый злом. Отчего это? Оттого, что тело Богочеловека Христа - первое безгрешное тело человеческое; поэтому оно одно и поэтому бессмертно. А оно, в таинственной богочеловечности своей, стало однимъ теломъ Церкви. И мы, только как члены Церкви Христовой благодатью Духа Святого переживаем это единство тела безгрешного, богочеловеческого, как свое единство, из-за любви Спасителя к нам и веры нашей к Нему.
Только в Господе Христе Богочеловеке человек впервые почувствовал себя совершенно единымъ по существу, триединым. И в этом богообразном триединстве нашел и единство своего существа, и бесмертность богообразную, и вечную жизнь: поэтому вечная жизнь - в познании Триединого Бога (ср. Ин 17, 3). Уподобиться Триединому Господу, исполниться всякой полнотой Божiей, стать совершенным как Бог, - это наше призвание, в этом надежда званiя нашего: «званiя святого» (2 Тим 1, 9), «званiя небесного» (Евр 3, 1), «званiя Божiя» (Флп 3, 14; Еф 1, 18; Рим 11, 29). Только в Церкви Христовой мы чувствуем живо и бессмертно, что мы и призваны къ одной надежде званiя своего (Еф 4, 4). Одно званiе - для всех людей; и одна надежда для всех людей. Это званiе живет, переживается и осуществляется Церковью и в Церкви: со всеми святыми через святые таинства и святые добродетели. И мы тогда и воспринимаем себя как одно тело и одинъ духъ - со всеми святыми: «Такъ мы многiе - одно тело во Христе» (Рим 12, 5); «ибо все мы однимъ Духомъ крестились въ одно тело; и все напоены однимъ Духомъ. Тело же не изъ одного члена, но изъ многихъ. Членов много, а тело одно. Вы тело Христово, а порознь члены» (1 Кор 12.13. 14. 20. 27). Надежда, рожденная верой и любовью евангельской, несет нас к осуществлению и постижению нашего званiя, нашей цели, нашего призвания: богосовершенства. А это совершается только в границах Богочеловеческого тела Христова с помощью богочеловеческих сил Его, которыми и живут все сотелесники этого святого и единого тела, в котором одинъ духъ - Дух Святой, как объединитель всех душ всех христиан в одну душу - соборную душу, и всех сердец в одно сердце - соборное сердце, и всех духов в один дух - соборный дух Церкви. Это на самом деле объединение, и единство тела и единство духа, через благодатное вотроичение и отроичение, в котором все бывает от Отца через Сына в Духе Святом. Ибо «Богъ одинъ и тотъ же, производящiй все во всехъ» (1 Кор 12, 6; ср. Рим 11, 36).
 
«Такъ мы многiе - одно тело во Христе», - только во Христе (Рим 12, 5). Через святые таинства и святое жительство во святых добродетелях мы вочленяемся в это одно тело во Христе: и между нами нет расстояния, удаленности, все мы сжились между собой и связаны одной жизнью, как члены тела человеческого связаны между собой. Мысль твоя, пока она во Христе, составляет одно тело с мыслями всех святых членов Церкви; и ты действительно мыслишь со всеми святыми, мысль твоя благодатно органически соединена с их мыслями. Так и твое чувство, пока оно во Христе; так и твоя совесть, пока она во Христе; так и твоя воля, пока она во Христе; так и твоя жизнь, пока она во Христе. В нашем теле «многие члены составляютъ одно тело» (1 Кор 12, 12), так и Христос. Ибо «все мы однимъ Духомъ крестились въ одно тело» (1Кор 12, 13). В Своем богочеловеческом теле, от которого и в котором Церковь, Господь Христос Крестом объединил всех людей (Еф 2, 16). В роскоши вечного и всебожественного в этом Богочеловеческом теле «дары различны, но Духъ одинъ и тотъ же» (1 Кор 12, 4): Дух, Который действует через все святые дары и обитает во всех членах Церкви, объединяя их в один дух и в одно тело: «Однимъ Духомъ мы все крестились въ одно тело» (1 Кор. 12, 13).
Что есть это одно тело? спрашивает Святой Златоуст; и отвечает: Верные со всех концов вселенной, живущие, жившие и имеющие жить. Также и угодившие Богу до пришествия Христова составляют одно тело. Почему? Потому что и они познали Христа. Откуда это видно? Сказано: «Авраамъ, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увиделъ, и возрадовался» (Ин 8, 56); и еще: «Если бы вы верили Моvсею, то поверили бы и Мне, потому что он писалъ обо мне и пророки» (Ин 5, 46). Действительно, они не стали бы писать о том, о ком не знали, что сказать; но поскольку они Его знали, то и почитали. По этой причине и они составляют одно тело. Тело не отделяется от духа, иначе оно не было бы телом. Помимо этого, о предметах, соединяемых между собой и имеющих большую связь, мы обычно говорим: они суть одно тело. Так точно и мы в соединении составляем одно тело под одной главой. Но хотя есть одна глава и одно тело, тело все же состоит из разных членов, важных и неважных. Однако, даже самое важный среди них не восстает против самый незначительного, ни тот не завидует этому. И хотя не все члены соврешают одинаковые отправления, но каждый по природе своей необходимости, все же именно поэтому все они равно достойны уважения. Разумеется, между ними одни самые главные, а другие самые незначительные: например, голова наиглавнейшая в целом теле, в ней все чувства и самое господство души, так что без главы никто не может жить, а после отсечения ног многие еще долго живут. Так, значит, голова важнее остальных членов тела не только своим местом в теле, но и своей деятельностью и значением. Но почему я это говорю? И в Церкви есть такие, которые, достигнув высоты, как глава, созерцают небесное, как глаза в голове, удалены от земли и не имеют ничего общего с ней. Другие же занимают место ног, попирая землю - ног впрочем здоровых. Ибо ногам ставится в вину не то, что ходят по земле, но что бегут на зло (ср. Ис 59, 7). Поэтому, пусть ни глаза не презирают ног, ни ноги пусть не завидуют глазам. В противном случае, каждый член теряет свою красоту и препятствует своему собственному действованию. И совсем естественно, ибо устраивающий западню ближнему, тем самым прежде всего устраивает ее самому себе. Так, если ноги не захотят носить голову, когда надо переходить с одного места на другое, тогда они этой своей неподвижностью и ленью повредят и себе. Точно так же, если голова не захочет заботиться о ногах, она этим прежде всего повредит себе. Но голова и ноги, разумеется, не восстают против друг друга, ибо так устроена их природа. Словами: одно тело святой апостол требует, чтобы мы сострадали друг-другу, чтобы мы не желали благ ближних своих и участвовали в радостях друг-друга; все это он выразил вместе. И потом весьма уместно прибавил: и один духъ, показывая этим, что при одномъ теле должен быть в нас одинъ духъ, потому что может быть одно тело, но не один дух, как, например, когда кто-то состоит в дружбе с еретиками. Или этими словами апостол хочет побудить нас к взаимному согласию, как бы говорит: поскольку вы приняли одного Духа и пили из одного источника, то пусть между вами не будет раздора. Или, может быть, здесь под словом духъ апостол подразумевает доброе расположение. Затем апостол прибавляет: какъ вы и призваны къ одной надежде вашего званiя. То есть: Бог нас призвал к одному и тому же; никому ничего не дал больше, чем другому; всем даровал бессмертие, всем жизнь вечную, всем непреходящую славу, всем братство, всем наследие; для всех стал общей главой, всех совоскресил, всех спосадил одесную Бога Отца9. Апостол нас учит, говорит блаженный Августин, что существует одно тело. Но это тело живет, разве нет? Да, живет. Чем? Однимъ Духомъ. Что наша душа для наших тел, то и Дух для членов Христовых, Тела Христова - Церкви10.
4, 7 Что такое даръ Христовъ? Все, что Господь Христос как Богочеловек принес миру и сделал для мира. А принес Он полноту Божества, чтобы люди, как в даре Его участвовали в ней, жили ею, и исполнилсь всею полнотою Божiей (Еф 3, 19). И еще дал как дар людям Духа Святого, чтобы они с помощью Его благодатных сил вселили в себя полноту Божества. А все это составляет главный дар Богочеловека Христа миру: Церковь. В ней находятся все дары Троичного Божества. Вся эта благодать дается каждому изъ насъ по мере дара Христова, но от нас зависит, от нашей веры, любви, смиренномудрия, и остальных евангельских подвигов, насколько мы воспользуемся этим даром, сколько его усвоим, и насколько будем им жить. По безмерному человеколюбию Своему Господь Христос всем и каждому оставил всего Себя, все дары Свои, все святыни Свои, всю Церковь Свою. Насколько человек воцерковляется, и оцерковляется, вохристовляется и охристовляется, настолько он и участвует в Его даре. А главный дар, который Он дает, есть жизнь вечная. Апостол и благовествует: «даръ Божiй - жизнь вечная во Христе Iисусе, Господе нашемъ» (Рим 6, 23).
В Богочеловеческом теле Церкви дана вся благодать Троичного Божества, благодать, которая спасает от греха, смерти и дьявола, перерождая нас, преображая нас, освящая нас, охристовляя нас, обожая нас, отроичая нас. Но каждому из нас дается эта благодать по мере дара Христова. А Господь Христос отмеряет благодать каждому по труду его (1 Кор 3, 8): по труду в вере, в любви, в милосердии, в молитве, в посте, в бдении, в кротости, в покаянии, в смирении, в терпении, и в остальных святых добродетелях и святых таинствах евангельских. Предвидя своим Божественным всеведением, как кто из нас будет пользоваться благодатью Его, дарами Его, Господь Христос так и разделяет дары Свои: «каждому по его силе»: одному дает пять талантов, другому два, третьему один (ср. Мф 25, 15). Однако, от нашего личного труда и умножения Божественных даров Христовых зависит наше место в животворном Богочеловеческом теле Христовом - Церкви, которая простирается от земли до небес и превыше небес. Чем больше человек живет полнотой Христовой благодати, тем больше даров Христовых в нем, и тем больше разливаются по нему, как по сотелеснику Христову, богочеловеческие силы Церкви Христовой, тела Христова, силы, которые нас очищают от всякого греха, освящают, обожают, обогочеловечивают. При этом каждый из нас живет во всех и ради всех; поэтому и радуется дарам своей братии, особенно когда они больше тех, которые он имеет.
 
(Продолжение следует. Пропущенное толкование окончания третьей главы будет опубликовано в следующем номере.)
 
4. In Ephes. Homil. IX, 2; col. 71–72. 72
5. Там же, Homil. IX, 3; col. 72–73.
6. In Ephes. c. 4, v. 3; PG 124,. 1080 D – 1081 A.
7. Икумений, Comment. in Ephes., ad loc.; PG 118, 1213 D.
8. Св. Иоанн Дамаскин, In Ephes. c. 4, v. 5–6; PG 95, 840D.
9. Там же, Homil. X, 1; col. 75. 76; Homil. XI, 1; col. 79. 80.
10. Serm. 268.
Опубликовано: 12.04.2006
Обновлено: 05.05.2013