Последние дни жизни, смерть и погребение Высокопреосвященнейшего Ярославского митрополита Агафангела

По справедливости, почивший Архипастырь был не только для Ярославской епархии, но и для всей православной России, во все время своего служения Русской Православной Церкви, великим столпом Православия, твердынею Церкви, щитом истинной веры, светильником правды и благочестия, оставаясь всегда и всюду истинным монахом, отрекшимся своей воли, и всегда себя предающим Воле и Промыслу Божию. Четырнадцать лет он управлял Ярославскою епархиею, и за эти годы он научил всех чад своей епархии быть постоянно на страже истинной Апостольской Православной Церкви, любить Православную Церковь, дорожить ею, ее учением и уставами и быть готовыми за Святую Церковь пострадать. Это был Архипастырь, поставленный Пастыреначальником, Господом Иисусом Христом на высоком, высоком свещнице, так что он был виден и слышен всей Русской Православной Церкви. К нему за советами и указаниями текли верные чада Православной Церкви со всех концов великой русской земли. И далекая Сибирь, и просвещенный Запад, и глухие места севера, равно как и города благодатного юга знали митрополита Агафангела и посылали своих уполномоченных к нему за указанием истинного жизненного пути и правильного устройства Церкви. Сановитый, маститый, величественный в служении и в своей домашней обстановке точный, аккуратный, справедливый не только в делах управления и устроения церковной жизни, но и в мелочах обыденной жизни он уже своим видом, своим чистым, кротким взглядом, заставлял всякого приходящего к нему говорить только чистую правду, сущую действительность без всякой утайки и лукавства. На все он имел твердый, чистый, правильный взгляд и суждение. Слова его были решительны, суждения тверды и всегда в высшей степени основательны. Серьезный в деловых разговорах, он был крайне приветлив, кроток, любезен, обворожителен в частных беседах. Да изведет, да даст Милостивый Владыка и Господь таких делателей на жатву свою в Русской Церкви и впредь, до скончания века! Да упокоит Человеколюбец Господь душу незабвенного великого Владыки нашего, Высокопреосвященного Митрополита Агафангела в Царствии Небесном, в сонме великих Святителей, да руководит он нами и молится о нас, и по отшествии своем от земных.
 
Еще с начала 1928 г. Почивший Владыка стал чувствовать себя не вполне здоровым и при всей своей любви к Богослужениям Церковным уже в продолжении 8 месяцев не был в силах совершать оные. Последнее его Богослужение было 30 января в Ярославском Свято-Духовском храме. Неправильные движения сердца, надорванного событиями последних лет, не позволяли ему решиться на совершение продолжительных архирейских служений. Затем, вероятно, вследствии неправильной деятельности сердца, стала чувствоваться иной раз очень сильная боль в ногах, в следствие чего Владыка не мог продолжительно стоять. Тем не менее, бодрый духом и всегда почерпающий себе силы и крепость в уповании на руководящий им Промысл Божий, он ведал и правил всеми делами епархии, ежедневно с 9 до 2-х часов дня принимал посетителей, выслушивал их подробно и давал мудрые, обоснованные решения по разным вопросам не только своей епархиии, но и других, часто очень отдаленных, епархий. За эти 8 месяцев было с почившим Владыкою несколько сильных сердечных припадков, в которых, казалось вот-вот потухнет дорогая жизнь. Каждый раз в таких случаях сердечных припадков, маститый Владыка прибегал, прежде всего, к чудодейственной силе Святых Таин Тела и Крови Христовых и уже после сего принимал медицинскую помощь. В половине сентября произошел сердечный припадок такой, который уложил Великого Святителя в постель на долгое время, и требовался для него абсолютный покой.
 
Но, привыкший в жизни своей сам разбираться в делах епархиального управления, Владыка Митрополит, несмотря на то, что при нем, во время этой его болезни почти безотлучно находился для дел управления епархиею Высокопреосвященный Архиепископ Варлаам, лежа в постели, с затрудненным дыханием, выслушивал поступавшие к нему бумаги и давал по ним соответствующие решения. Деятельность сердца, несмотря на бдительное наблюдение трех докторов и на принимаемые ими всевозможные меры, не возобновлялась. За эти две недели Владыка Митрополит четыре раза причащался Святых Таин. 19 сентября, в день памяти Св. благоверных князей Феодора, Давида и Константина, Владыка Митрополит пожелал принять таинство Св. Елеосвящения, которое и совершено было вечером того же дня Владыкою Архиепископом Варлаамом с двумя Архимандритами: Ярославского бывшаго Спасского монастыря (ныне закрытого) Игнатием (он же духовник Митрополита) и Толгского монастыря - Григорием, безотлучно находившимся все время при больном. При совершении этого таинства Владыка чувствовал себя бодро и, можно сказать, светло, радостно. В последующие дни состояние здоровья Владыки не улучшилось. 26 сентября, в день памяти Св. Апостола Иоанна Богослова, Владыка Митрополит причащен был только Святою Кровию Иисуса Христа, так как твердой пищи он не мог принимать, и после сего причащения ему стало заметно лучше. Это состояние продолжалось и на следующий день, так что являлась надежда на его поправление. Однако роковой конец приближался. Владыка Митрополит это чувствовал сам и, посему, давал близ его находившимся указания о погребении его. И эти указания, по видимому, скорбные, в устах Владыки были полны какого-то особого величия и торжества. Казалось, что Владыка делает распоряжения не на смерть свою и не на погребение его, а как бы на какое-то величественно-торжественное Богослужение, на какой-то великий и торжественный праздник. В воскресенье, 1 октября, он подзывает Архимандрита Григория и говорит ему: «У меня на этих днях будет юбилей; нужно приготовиться...». «Какой юбилей?» спрашивает тот, и, полагая, что Владыка говорит о 50-ти летнем юбилее священнослужения Протеиерея А. Добротина, Настоятеля Пятницкой, что в Калачном, церкви, говорит: «ведь юбилей о. Александра Добротина будет в следующее воскресенье 8 Октября». «Да, нет! Нет!, говорит Владыка, Будет мой юбилей, будет много священников и посторонних». А в понедельник, 2 октября, накануне своей смерти, Владыка Митрополит говорит своей келейной монахине Нине: «Завтра вечером будет всенощная, будет много священников, пригласите и Преосвященного Варлаама».
 
Утром 3 октября стало слышно, что дорогому больному стало хуже, а в 10:30 дня разнеслась роковая весть, что Владыка Митрополит Агафангел скончался. В 2 часа дня весь город всколыхнулся и тяжко, проливая слезы, вздохнул, услышав по всем городским церквам (их более 30-ти), унылые, печальные редкие 12 ударов церковных колоколов, возвестивших всему городу о кончине дорогого Владыки. Это была, как выразился один проповедник, первая всеградная панихида всей Ярославской Церкви по усопшем Владыке. Тело погибшего, по уставу церковному, было отерто священным елеем, при участии Архиепископа Варлаама, Архимандрита Григория и облачено в его собственное, приготовленное на погребение, белое облачение и покрыто архиерейскою мантиею. Белый клобук с бриллиантовым крестом, св. омофор и четки Владыки были положены на особом столике, впреди гроба; вблизи гроба - посох архиерейский. Во втором часу дня, у гроба Владыки, была совершена (Архиерейским служением) Архиепископом Варлаамом первая панихида, при участии поспевших в дом Владыки священнослужителей и уже при довольно значительном количестве сбежавшегося народа. После панихиды, тотчас - начато было самим Архиепископом Варлаамом чтение Св. Евангелия, которое не прерывалось ни днем, ни ночью, до самого погребения. Владыка Варлаам начал чтение с
1-й главы Евангелия Св. Иоанна Богослова. Ясно, четко, но в то же время дрожащим от печали голосом, начал Владыка: Въ начале бе Слово, и Слово бе къ Богу, и Богъ бе Слово. Сей бе искони къ Богу... и голос Владыки смолк, а по лицу покатились слезы. Все присутствующие тоже заплакали. Но Владыка скоро овладел собой и продолжал чтение. В 5 часов вечера - великая панихида при участии почти всего городского духовенства. Затем ежедневно были великие панихиды в 11 часов и 5 часов, кроме почти беспрерывных частных панихид. В среду поднялся тревожный вопрос - где хоронить Владыку Митрополита? В кафедральном соборе, как указывал усопший, оказалось невозможным. Были голоса, чтобы похоронить в Никитском храме, как ближайшем к дому Владыки Митрополита, или на родине его - в Тульской губернии. Но родственники покойного и большинство других высказали желание похоронить Владыку Митрополита на общем мирском кладбище при Леонтьевской церкви за городом. Так и было решено: сделать вынос тела в 4 часа в пятницу в Леонтьевский храм и там совершить в воскресенье 8 октября отпевание и погребение. Но, затем это решение было переменено, именно: сделать вынос в 4 часа в пятницу, но не в Леонтьевский храм, а в Никитинский, в котором совершить 8 октября отпевание, а затем отсюда понести дорогой гроб на Леонтьевское кладбище.
 
В четверг утренним поездом прибыл в Ярославль из Москвы командированный для погребения Митрополита Агафангела Преосвященный Павел, Архиепископ Вятский, который при участии духовенства и совершил в 11 часов дня панихиду при гробе Почившего. В четверг же в 4 часа был совершен вынос тела усопшего из его дома в Никитинский храм при громадном стечении народа. В храме Архиепископ Павел сначала обратился со словом к молящимся, выражая сочувствие в понесенной великой утрате, а после сего им и Преосвященным Варлаамом при участии городского духовенства была совершена торжественная панихида. После нее - непрерывное чтение Св. Евангелия духовенством и непрерывный приток народа на поклонение гробу Почившего: люди молились, плакали, целовали крест и руки Святителя. В пятницу в 9 утра местным причтом совершена Божественная Литургия, за которой запричастное слово произнес Архиепископ Павел. В 6 часов вечера в том же Никитинском храме, при участии многочисленного сонма духовенства Преосвященным Павлом вместе с Архиепископом Варлаамом совершено было всенощное бдение - парастас, окончившееся в 10 часов вечера. Во время его Протеиереем В. Добровольским произнесено было слово о вечной жизни. В субботу заупокойная Литургия была совершена Архиеписком Павлом, а после нее панихида с участием Архиепископа Варлаама и духовенства. Такая же панихида была еще совершена и в 4 часа дня. Вечером в субботу - воскресная всенощная совершена была Архиепископом Павлом при участии Архиепископа Варлаама и сводного духовенства. На ней слово о Митрополите Агафангеле произнесено протеиереем Ярославской Симеоновской церкви о. Петром Токаревым.
 
В воскресенье по всему городу ранние Литургии были совершены ранее обыкновенного, ввиду предстоящего в 8 часов утра Литургийного Богослужения у гроба Митрополита и отпевания его. После Литургии были произнесены краткие поучения о почившем Владыке и совершены панихиды. Благовест к Литургии в Никитинском храме начался с 8 часов утра; в 8:30 прибыли Архиепископы Павел и Варлаам, и началась торжественная Литургия при массе народа. Храм Св. муч. Никиты вмещает в себя до 4.000 народа, но он и пятой части пришедших на отпевание Владыки Митрополита не смог вместить. Пел полный хор певчих М. А.Позднякова.
В сослужении двух Архиепископов было 18 священников, из них 6 митрофорных, а на отпевание вышло до 50 священников, из них 8 митрофорных; диаконов свыше 20. На литургии после прочтения Евангелия, Архиепископом Павлом произнесено было прекрасное слово о величии личности почившего. Во время причащения слово произнесено было пресвитером Московского Успенского Собора, исправляющим обязанности священника Ярославской Иоанна-Златоустой церкви в Коровниках, о.Владимиром Градусовым. По окончании Литургии, перед отпеванием превосходное слово с характеристикой личности почившего произнес Владыка Архиепископ Варлаам. Началось отпевание. Гроб с телом Митрополита Агафангела (дубовый) возвышался на высоком помосте и виден был всему народу. На этом помосте стояла также и часть священнослужителей, длинная вереница коих в этом большом храме протянулась до алтаря и в алтарь. Длинное чинопоследование священнического погребения совершено было сполна, не было пропущено ни одного слова. Неспешно, внятно, благовейно, умильно и торжественно. Чувствовалось какое-то особое настроение, похожее на светлое, пасхальное.
 
Перед песнию «Покой, Спасе Нашъ» слово у гроба Владыки Митрополита произнес протеиерей Власьевской церкви о. Николай Дороватовский, бывший ректор Духовной Семинарии, с указанием на то, что мы, паства, не умели беречь дорогого Архипастыря, и может быть, посему, ускорили его кончину. Перед кондаком «со святыми упокой», слово произнес протеиерей Предтеческой церкви о. Алексей Владимирский, знавший Владыку Митрополита по Виленской епархии. В своем слове о. А. Владимирский указал на то, что почивший уважаем был всеми везде за его необыкновенное благодороство, величие духа и твердость в Архипастырском служении Церкви. Перед песнию «Прiидите последнее целованiе» произнес слово Протеиерей Петропавловской церкви при «Бол. Мануфактуре» о. Михаил Невский, также указавший на величие личности почившего. Затем, перед окончанием отпевания, несколько слов сказал гражданин, Председатель Прихода Совета Собора, Семен Соколов.
 
Был уже 4-й час, день уже начал склоняться к вечеру, а народная масса все прибывала и прибывала. Около 4 часа дня гроб с драгоценными останками Владыки священнослужители вынесли из храма. Многие хоругви окружили гроб и началась великая, длинная, торжественная похоронная процессия - крестный ход вокруг храма и далее на Леонтьевское кладбище. По всему городу, по всем церквам, начался торжественный красный звон. Испытывалось какое-то высокое, торжественное настроение, какое бывает на Пасхе.
 
Народу было так много, что по улицам, на большое пространство, нельзя было двигаться. Для соблюдения порядка и для правильного, без стеснения, шествия процессии, как-то само собой, вдруг, образовалось на всем протяжении длинной вереницы священников цепь, в которой приняло участие очень много молодежи. По пути к Леонтьевскому кладбищу несколько раз (около 10) были остановки для совершения заупокойных литий. На кладбище пришли с гробом Святителя в начале 7-го вечера. Здесь в храме, полном освещения (все паникадила были зажжены) совершена была Архиепископами лития, после которой понесли гроб к месту постоянного упокоения - в склепе под храмом. Однако опустить гроб в приготовленную могилу не пришлось - в могиле оказалась вода. Вследствие чего гроб Святителя внесен был в храм и оставлен открытым до следующего дня. В понедельник, 9 октября совершена была Архиепископами Божественная Литургия, на которой Архиепископом Павлом сказано было слово о том, что Св. Церковь, как сердобольная мать, помнит и молится о всех своих чадах усопших. После Литургии - панихида. К 3-м часам дня могила была осушена, залита кругом цементом, ящик, в который должен быть опущен гроб, обит оцинкованным железом; и дубовый гроб с честным телом Владыки Митрополита, обвязанный Архиереями и ими запечатанный церковною печатию, был опущен при пении литии, при чем после «вечной памяти» пропет был всеми с необычайным подъемом тропарь: «Общее воскресенiе прежде Твоея страсти уверяя...». Казалось, Владыка не умер, а остается по прежнему, только невидимо, стражем Ярославской церкви.
Так на 7-й день погребли Владыку. И удивительно, - никакого трупного запаха не ощущалось нисколько; напротив, по временам веяло от гроба каким-то благоуханием. Лицо Владыки было, как и в первый день по смерти, светло, бело, покойно.
 
Вечная ему память и упокоение со Святыми! Да не оставит он нас своим руководством и по своей смерти, и молится о душах наших! Господи! - Упокой душу его в Царствии Небесном!
29 октября 1928 г.
 
Протоиерей Сергий Лилеев
Биография митр. Агафангела
 
Митрополит Агафангел (Александр Лаврентьевич Преображенский) родился 23 сентября 1854 года в семье сельского священника Тульской губернии.
В 1871 году Александр поступил в Тульскую духовную семинарию, затем в Московскую духовную академию, которую блестяще окончил в 1881 году со степенью кандидата богословия. В 1885 году последовала неожиданная смерть его жены и малолетнего сына. Преклонившись перед неисповедимой волей Божией, Александр принимает иночество с именем Агафангел.
В 1886 году иеромонах Агафангел был назначен инспектором Томской семинарии, а затем ректором Иркутской семинарии с возведением в сан архимандрита.
В 1889 году состоялась хиротония архимандрита Агафангела во епископа Киренского, викария Иркутской епархии.
В октябре 1897 года епископ Агафангел был переведен на кафедру епископов Рижских и Митавских, на которой он пробыл тринадцать лет. За ревность в службе Церкви Божией владыка Агафангел неоднократно удостаивался наград. Высочайшим указом от 6 мая 1904 года епископ Агафангел был возведен в сан архиепископа.
Во время революции 1917 года и последующих гонений на Церковь митрополит Агафангел находился на кафедре Ярославских и Ростовских святителей. Он принимал активное участие в Поместном Соборе РПЦ, был членом Высшего Церковного Управления при Патриархе Тихоне.
После убийства в Киеве митрополита Владимира Собор на своем закрытом заседании вынес экстренное постановление о том, чтобы на случай болезни, смерти и других печальных для Патриарха возможностей предложить ему избрать несколько блюстителей Патриаршего Престола, которые в порядке старшинства и будут блюсти власть Патриарха и преемствовать ему.
После кончины Патриарха Тихона данное постановление послужило спасительным средством для сохранения канонического преемства Первосвятительского служения. Одним из таких кандидатов был митрополит Агафангел. В мае 1922 года Патриарх Тихон был привлечен к судебной ответственности по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей. В связи с этим Патриарх, ввиду крайней затруднительности в церковном управлении, постановил временно, до созыва Собора, во главе Церковного Управления назначить митрополита Ярославского Агафангела. Власти немедленно привлекли к судебной ответственности владыку Агафангела за антисоветскую деятельность, а это означало, что Церковь может лишиться законного управления, тем более что к власти стремились обновленцы. В этих условиях митрополит Агафангел в качестве заместителя Патриарха обратился с посланием к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви. Он призвал епископат управлять епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, священными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге впредь до восстановления высшей церковной власти. Данное послание вызвало у властей беспокойство. Митрополит был арестован и вскоре выслан в Нарымский край. По окончании срока ссылки, в августе 1925 года, митрополит Агафангел получил возможность вернуться в Ярославль. Как второй кандидат на должность Местоблюстителя Патриаршего Престола он попытался возглавить церковное управление, но под давлением обстоятельств и ради церковного мира добровольно от этого отказался. Тюрьма, ссылка, угроза церковных расколов - все это подорвало здоровье митрополита Агафангела. 30 января 1928 года он совершил свое последнее богослужение в Ярославском Свято-Духовом храме. Утром 16 октября 1928 года митрополит Агафангел преставился.
В 1981 г. митрополит Агафангел был прославлен Русской Зарубежной Церковью в сонме святых Новомучеников и Исповедников Российских.
 
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви (МП) 2000 года определил причислить митрополита Агафангела к лику священноисповедников.
 
Тропарь священноисповеднику Агафангелу, митрополиту Ярославскому,
(гласъ 2)
По вся дни умервщляемъ былъ еси Бога ради,/ святителю и исповѣдниче Христовъ Агаѳангеле,/ во время безбожныхъ гоненiй лютыхъ/ попеченiе о Церкви Русской отъ Патрiарха Тихона прiявъ,/ коварныя козни слугъ дiавола разорилъ еси/ и корабль церковный мудрѣ управилъ еси/ силою возлюбившаго тя Господа,/ Его же моли даровати намъ миръ и велiю милость.
Опубликовано: 04.04.2006
Обновлено: 05.05.2013