Д. Б. Гришин

«Вечная память тебе на Святой Руси, наш дорогой, горячо любимый Великий Князь! Не забывай нас в твоих истых молитвах пред Престолом Всевышнего, да ниспошлет Господь мир и тишину земле нашей, о которой ты столько болел душою и печалился, живя между нами».
«Московские ведомости», февраль 1905 года.
Великий князь Сергей Александрович. Сын Царя-Освободителя, брат Царя-Миротворца, дядя Царя-Мученика. Один из самых трагических персонажей кануна русской катастрофы, человек сложной, драматической судьбы, не понятый и даже оболганный как при жизни, так и посмертно. Приверженец твердых политических принципов и убеждений, высококультурный и один из самых образованных людей своего времени. Бесстрашный витязь, боровшийся с врагами веры и Отечества как на полях баталий, так и на невидимом фронте противостояния идей. Подвижник Православной Церкви и первый из мучеников Императорского Дома в двадцатом веке.
Целое столетие отделяет нас от дня его гибели, а между тем жизнь и деятельность Сергея Александровича до сих пор окутаны плотным туманом неизвестности. Лишь после того, как его супруга, Великая княгиня Елизавета Феодоровна была причислена к лику святых (в 1981 году за рубежом и в 1992 году в России), облик Великого князя начал постепенно вырисовываться на страницах книг и статей.Медленно, но верно, словно древняя икона в руках реставраторов, расчищался портрет этого человека от идеологической грязи недавней эпохи, от грубых поправок и дорисовок современной ему жизни, когда его противники разжигали в обывательской среде неприятие этой личности, для чего прибегали к самой невероятной лжи.
Низменные домыслы и клевета в адрес Великого князя, бытовавшие в начале прошлого века в кругах любителей пошлости, однако, вовсе не канули в Лету, и порой выливаются на страницы сегодняшних изданий. О, не случайно эта мутная пена стала вновь подниматься, как только начала восстанавливаться истина и был поставлен вопрос о достойной такого имени памяти. Ибо Великий князь Сергей уже давно олицетворяет собою пример верности русским национальным идеалам государственности.
Вопрос в том, сможем ли мы сегодня, давая отпор гнусным инсинуациям, до конца понять жизненный подвиг Великого князя - подвиг его служения России, подвиг его самопожертвования. Оправдаем ли надежды тех, кто столетие назад в одной из посвященных его памяти статей выражал уверенность в том, что Сергей Александрович «будет все расти в глазах потомства, и когда русский народ выйдет на свой твердый и широкий путь, память о покойном, окруженная светлым ореолом мученичества, не изгладится со страниц истории и будет ярко свидетельствовать, что и в дни шатаний и всеобщего замешательства были на Руси люди стойкие, душесильные, готовые и смерть принять за свою веру».
Великий князь Сергей появился на свет 29 апреля 1857 года и уже с ранних лет хорошо освоил такие понятия, как долг, честь, верность. И еще с самого начала он через всю жизнь пронес чувство ответственности за данное ему имя, имя преподобного Сергия, полученное царевичем по обету его родителей как знак их надежды на заступничество Радонежского чудотворца на пороге нового исторического пути России.
Вместе с этой дорогой начался и жизненный путь самого Сергея Александровича. И, постепенно шествуя по нему, всегда и везде, в годы учебы и нравственного роста, на фронте Русско-турецкой войны, где он проявил себя настоящим героем и был удостоен Георгиевского креста, во время командования лейб-гвардией Преображенского полка - он не переставал сверяться с теми ценностными ориентирами, что составляли его кредо. Российское самодержавие виделось ему одним из догматов веры русского человека, отступление от которого приравнивалось к святотатству. Честное служение, законопослушание, Богопочитание и любовь к Родине - вот слагаемые русской государственности, понимаемые Великим князем как Божественное соизволение.
Основа мировоззрения Сергея Александровича - Православие. Глубокую искреннюю веру, заложенную в нем с детства, он сохранял на протяжении всей жизни, являя пример христианского смирения, благочестия и верности Русской Церкви. Как известно, набожность Великого Князя привела его супругу к самостоятельному решению о переходе в Православие. С этого момента их семья стала, в соответствии с учением святых отцов, настоящей маленькой церковью, налагавшей на них еще большую ответственность. Чистый образ Спасителя они пронесут в своих сердцах до конца жизни, и для Сергея Александровича никогда не будет большей истины, чем Он. Вера помогала Великому князю выносить страдания, удары судьбы, не сгибаться и не роптать под тяжестью доставшегося Креста.
Огромную известность и высокий авторитет получило основанное при содействии Сергея Александровича и пожизненно возглавлявшееся им Императорское Палестинское Православное Общество, благодаря которому тысячи русских паломников (особенно малоимущих) смогли посетить Святую Землю, и которое вело большую миссионерскую работу, а также выпускало научные труды. В 1884 году проведенные по инициативе и на личные средства Великого князя археологические раскопки в Иерусалиме увенчались сенсационным результатом - обнаружением порога Судных врат, подтвердившим подлинность места Голгофы.
Но его собственная Голгофа была ему, конечно, неведома, однако он шел к ней всегда - несгибаемый, благородный, честный, подчеркнуто игнорирующий угрозы. В чем-то эта отвага сродни смелости благоверных русских князей, поднимавшихся против грозных вражеских полчищ. В чем-то героизму павших на Куликовом поле иноков Александра и Андрея (в миру Пересвета и Осляби), ставших по благословению преподобного Сергия ратниками русского войска в час решающего противостояния врагам. Теперь же глубоко благочестивый царевич, еще до рождения посвященный святому Троицкому игумену, также неожиданно для себя и также послушно сделался витязем в разворачивавшейся новой, невидимой, но не менее жестокой битве за будущее России. И, как всегда, в ней не будет более важного рубежа, чем Москва.
В 1891 году Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором, т.е. фактически царским наместником Центральной России, с огромными административными полномочиями. Почти четырнадцать труднейших лет он нес эту тяжелую обязанность, так неожиданно выпавшую на его долю. Москву Великий князь всегда горячо любил, она была ему очень близка. И генерал-губернатор хотел увидеть первопрестольную столицу опорой Православия и монаршего престола, русским центром и даже крепостью национальных устоев, стремясь навести в ней соответствующий порядок и очистить ее от всего, что мешает осуществлению этой идеи.
Он много заботился о просвещении малограмотных москвичей, о приобщении горожан к отечественной истории, возглавлял десятки благотворительных и других общественных организаций, беспокоился о сохранении и преумножении памятников. Его постоянно волновали проблемы культурной жизни, и он приложил немало сил для возникновения таких московских центров как знаменитый Художественный театр и, конечно, Музей Изящных искусств, председателем Комитета по созданию которого был долгие годы...
В начале ХХ века в России поднялась новая волна насилия и террора. Вражеская рука занесла секиру над головами самых верных сынов Отечества, и среди первых же жертв коварного беззакония оказался Великий князь Сергей. Он погиб от бомбы террориста, разорвавшейся в Кремле близ Никольских ворот, в пятницу 4 февраля 1905 года в 14 часов 47 минут. Ему шел сорок восьмой год.
«За что его убили?» - спрашивал автор посвященной памяти Сергея Александровича брошюры. И отвечал: «Наши крамольники не оставили его в покое... Они мстили ему за то, что он свято исполнял свой долг в прошлом, за то, что он раньше никогда не изменял своему долгу царского слуги и верноподданного. Вот почему сатанинская злоба извергов решила погубить его. Но была и другая причина, заставившая крамольников поднять руку на Великого Князя. Они не могли не сознавать, что затеянное ими дело - низвержение Царского Самодержавия - ни на какой прочный успех рассчитывать не может, что рано или поздно русский народ встанет во весь свой исполинский рост и дружными усилиями избавит Россию от революционной крамолы. В этой освободительной борьбе, несомненно, приняли живейшее участие все русские люди, которым Великий Князь, конечно, служил бы доблестным примером самоотверженной преданности Царю и России. Лишить Россию не только в настоящее время, но и на будущий период ее возрождения сильных и убежденных защитников - вот гнусная цель наших революционеров».
А вскоре всеразрушающая смута уничтожила и созданный Великому князю мемориал, разрушив его кремлевскую усыпальницу и снеся воздвигнутое на месте его гибели Распятие. Казалось, сама память о бесстрашном витязе Святой Руси, должна была исчезнуть, но даже такая мощная стихия зла оказалась бессильной перед торжеством Истины. Пришло время, и могила Сергея Александровича обнаружилась, а затем была перенесена для большего почитания народом в Новоспасский монастырь (это событие Святейший Патриарх Алексий II охарактеризовал как «восстановление исторической справедливости»), здесь же обрел свое второе рождение знаменитый Крест-памятник, шедевр Виктора Васнецова. «Сегодня, - сообщает выпущенная в обители брошюра, - почитание Сергея Александровича, чей образ долгое время был сознательно искажен, слава Богу, возрождается».
Воистину, слава! Вот только новые политические ветры вновь приносят тревогу - столетие мученической кончины Великого князя мы отмечаем в эпоху нового противостояния терроризму. Да, теперь он кажется другим, иначе окрашенным, но суть его на нашей земле остается все той же, как и постоянная цель этого зла - уничтожение Русского государства. Кажется, все давно уже поняли эту простую истину и отказали кровавому чудовищу в праве на существование, но нет-нет, да и проскальзывает какая-нибудь попытка «оправдания» или заводится очередной разговор о «диалоге».
«Люди русские! Одумаемся?.. Государство в опасности, люди гибнут на войне и внутри страны, презренное и гнусное убийство вышло из темных углов и нагло показывается на улицах, а сыны народа, почитаемые его мыслящею честью, как будто ничего не случилось, твердят и твердят о своих мечтательных и заморских идеалах...»
Это слова не сегодняшнего дня, это речь на панихиде по Великому князю Сергею, произнесенная в феврале 1905 года священномученикомИоанном Восторговым. Актуально? Злободневно?
Так будем же еще внимательнее к своему прошлому, к своим героям, к своим корням. Именно к этому и призывал Сергей Александрович, собирая под знамена Святой Руси ее истинных защитников.
Пусть же он покоится с миром, наш благоверный царевич, Великий Князь-страстотерпец Сергий! Не прекратится в народе почитание его светлой памяти, не иссякнет поток приходящих к его гробнице. И, обитая ныне близ Престола Божия, пусть испросит он своими молитвами столь необходимые нам помощь и защиту, став в ряду Небесных покровителей Российской державы.
Печатается по: «Радонеж» - Православное обозрение № 2 (154) 2005, стр. 4-5. Редакция «Вестника» благодарит редакцию «Радонежа» за любезное разрешение перепечатать эту статью.
Опубликовано: 24.07.2005
Обновлено: