Архимандрит Юстин (Попович)

2, 7 Все это Бог совершил по безграничному человеколюбию через Господа Христа: дабы явить въ грядущихъ векахъ преизобильное богатство благодати Своей въ благости къ намъ Iисуса Христа. - Благость Свою к людям Бог являетъ бесчисленными способами: через целые вселенные, от атома до солнца, и от пчелы до ангела. Но ничем и никем так, как через Господа Христа. В Нем она получила свою трогательную и потрясающую богочеловеческую всеполноту. В Нем божественная благость явилась как безграничная всеблагость. Это чувствуется во всем принадлежащем Ему: из всего лучится, милует и греет эта милая, эта нежная, эта трогательная, эта милостивая Всеблагость: лучится из Его чудесного рождения, из Его детства, из Его крещения, из Его преображения, из Его страдания, из Его воскресения, из Его вознесения, из Его Пятидесятницы: лучится из каждого Его чуда, дела, слова, из всего Евангелия Его. Скажите, что в Нем не всеблаго? Он, только Он нам даровал все божественные блага: божественную Истину, божественную Любовь, божественную Правду, божественную Милость, божественную Мудрость, божественную Благодать, божественную Святость, божественное Бессмертие, божественную Жизнь вечную. Разве это не Всеблагость? Кто нам из людей или из Ангелов мог бы это подарить? Действительно - «никто не благъ какъ только одинъ Богъ» (Мф 19, 17): Иисус Христос, единственный истинный Бог во всех мирах. Никто - ибо никто кроме Христа Бога не может дать человеку этого истинного, этого правого, этого непреходящего, этого единственного блага: жизни вечной. И того, что вечная жизнь несет с собой и за собой: все божеские совершенства и все божеские блаженства. Из-за всего этого Христова благость есть по всему и всяческому безграничная божественная Всеблагость. После появления Богочеловека в нашем земном мире, нет никакой оправданной причиной упрекать Бога в том, что Он не проявлял достаточно благости к роду человеческому. Если Он не показал достаточно благости, создавая такое небо, или такое солнце, или такую землю, или такого человека, или такую вселенную, Он несомненно показал во Христе всю божескую Всеблагость. В том, что это действительно так, может убедиться каждый, если искренно встретится с Господом Иисусом. Он, Один только Он представляет Собой и есть единственное оправдание Бога, единственная теодицея; Он также - единственное оправдание человека, единственная антроподицея; Он и - единственное оправдание мира, единственная космодицея.
2, 8-9 Только безграничная божественная Всеблагость Христова имела любовь и силы, чтобы спасти мир: чтобы духовных мертвецов оживить, воскресить и вознести в вечную божественную жизнь превыше всех Святых Небесных Сил. От начала до конца спасенiе это даръ Всеблагости Божией, никак не дело человеческих заслуг, или сил, или дел. Все богочеловеческое домостроительство спасения: все божественные, богочеловеческие силы, которые Господь внес в него, и все дары и блага, которые нам даровал через него, и составляют благодать спасения. Поэтому, Евангелие Спасителя так и называется «Евангелiе благодати Божiей» (Деян 20, 24). В эту чудесную благодать мы имеем доступ верой (Рим 5, 2), не чем-либо другим: не знанием, не имением, не наукой, не богатством, не званием, ни чем бы то ни было другим. А веру может иметь каждый человек, если только захочет: она зависит от его доброй воли (ср. 1 Тим 1, 16). Но, самым тем, что мы от Христа «подъ благодатiю» (Рим 6, 14), и сам подвиг нашей свободной веры озарен этой благодатью. Поэтому святой апостол благовествует: благодатiю вы спасены черезъ веру; и сiе не отъ васъ, Божiй даръ: не отъ делъ, чтобы никто не хвалился. Нет человеческого дела, которое могло бы спасти род человеческий от смерти и дьявола. Да и все дела человеческие, если бы даже имели эту цель и слились бы в одно огромное дело, не могли бы тут ничего поделать. Спасение от греха, смерти и дьявола неизмеримо превосходит все человеческие силы и дела; оно по всему полностью и совершенно дело всеблагости, вселюбви и всемогущества Христовых. А раз это так, люди не имеют права хвалиться никаким своим делом, ни индивидуальным, ни коллективным, ибо тут ничего не значат ни культура, ни цивилизация, ни наука, ни техника, ни философия, ни искусство. Да, ничего не значат, ибо они по-комариному немощны и страшно беспомощны перед жуткой реальностью смерти. Единственное человеческое дело, которое бы здесь могло иметь значения, это вера в Богочеловека, вера в дело спасения, которое Он совершил, и непрестанно совершает. Это все наше приношение делу спасения нашего от греха, смерти и дьявола. Да и для этого нашего дела необходимо нам много благодати Божией, чтобы оно могло совершиться. Богочеловеческий Христов подвиг спасения так беспредельно огромен, что наша вера всегда мала, всегда слишком мала, чтобы его охватить и понять, почему мы часто с апостолами молимся: Господи, «приложи намъ веру» (Лк 17, 5), а иногда отчаянно вопием: «Верую, Господи, помоги моему неверiю» (Мк 9, 24). На всех ступеньках наша вера всегда: по действiю державной силы Божiей (Еф 1, 19).
Чтобы величие благодеяний, говорит Святой Златоуст, не надмило тебя, смотри, как святой апостол тебя смиряет, говоря: благодатiю вы спасены. Но, чтобы не уничтожить и твоего участия в этом, он прибавляет и то, что от нас требуется: черезъ веру. Затем, как бы это снова уничтожая, он говорит: и сiе не отъ васъ. И вера, говорит он, не от вас: ибо если бы Христос не пришел, ибо если бы Он нас не призвал, как бы мы могли уверовать? Сказано: как уверуют, если не услышат? (ср. Рим 10, 14). Таким образом, даже и вера не есть что-то наше: она - Божiй даръ. Вера, говорит святой апостол, не достаточна для спасения; но чтобы нас не спасать без всякого нашего участия, Бог требует от нас веру. Он сказал, что вера спасает, но не сама по себе, а через Бога, Бог хочет, и вера спасает. Но скажи мне, как спасает вера без дел? Она сама есть дар Божий, чтобы никто не хвалился, но чтобы каждый был благодарен благодати. Значит ли тогда, спросишь ты, что апостол запретил снискивать оправдание делами? Вовсе нет, он только говорит, что дела никого не оправдывают; и это говорит для того, чтобы показать благодать и человеколюбие Божие. Бог не отвергает имеющих дела, но тех, которые погибли бы и с делами, Он спасает благодатью, так что после этого никто не имеет права хвалиться1.
Благодатiю вы спасены, благодатью, которая черезъ веру И сiе не отъ васъ. От нас - вера, но и веры причина - Бог. Ибо если бы Он не воплотился, как бы мы могли веровать? Ибо сказано: «как бы уверовали, если не услышали?» Поэтому святой апостол и называет веру делом Божиим. И вера еще и потому дар Божий, что она сама по себе не может спасать, если Бог бы не хотел черезъ веру спасать. Следовательно, наше верование есть дар Божий, и спасение верой также - дар Божий. Не отъ делъ, чтобы никто не хвалился. Не то чтобы Бог не хотел бы, чтобы спасались делами, но никто не может спастись делами кроме как через веру. Поскольку никто не может спастись делами, никто пусть и не хвалится2.
(Продолжение следует)
1.Святой Златоуст, In Ephes. Homil. III; col. 33-34.
2. Экумений, там же, ad loc.; col. 1192 BC.
Опубликовано: 25.04.2005
Обновлено: