Цецилия Граупнер. Заметки о паломничестве в Екатеринбург. Часть 1.

Нижеследующие заметки о паломничестве в Екатеринбург, которое состоялось с 3 по 9 октября под руководством Его Преосвященства Агапита, епископа Штутгартского - всего лишь слабая попытка передать все впечатления от пережитого. Программа была очень обширной: каждый день и каждое место, которое мы посетили, заслуживает отдельного повествования.
 
Воскресенье, 3 октября
 
Мы прилетели в Екатеринбург в 2:00 по местному времени. Собственно наше паломничество началось с воскресной литургии в 9:00 в Храме-на-Крови. Там, где сегодня стоит шестидесятиметровый мраморный храм, раньше находился дом инженера Ипатьева. Здесь, в этом «доме особого назначения» в ночь 17 июля 1918 г. была убита Царская семья и ее верные слуги. Не только мемориальная доска перед храмом, но и все здание напоминает об этом ужасном злодеянии. Как нам объянил священник, показывавший нам после литургии церковь, здание это исполняет разные функции. В первую очередь это, конечно же, храм Божий, но одновременно и музей, памятное место. Как и Ипатьевский дом, состоявший из двух этажей, так и церковь тоже имеет два этажа. В нижней части храма, на самом месте расстрела, находится помещение, которое было изначально запланировано как памятное место, где должны были находиться деревянный крест и икона Царственных Мучеников. Однако по желанию верующих, здесь сейчас тоже проводятся богослужения. Иконостас был устроен сознательно низким, чтобы само место мученичество всегда оставалось видимым. Также и конструкция куполов весьма символична. Она позволяет дневному свету освещать и в нижнем этаже храма то место, история которого столь долгое время была покрыта мраком. После осмотра храма мы, вместе с представителями Андреевского фонда, которые доставили в Екатеринбург мощи преподобномучениц великой княгини Елисаветы и инокини Варвары, были приглашены на обед. В коротких выступлениях владыка Агапит, а также духовенство Московского патриарха подчеркивали важность срастания обеих Церквей и то значение, которое имеют в этой связи молитвы ко Святым Царственным мученикам.
 
Во второй половине дня мы поехали на автобусе в так называемый Поросенков лог. Это то место, где Рябов и Авдонин нашли останки членов Царской семьи.Сырая холодная осенняя погода, простой, украшенный цветами крест на прогалине в болотистой березовой роще как бы подкрепляли рассказ нашего экскурсовода о страшных событиях, никого не оставивший равнодушным. Некоторое время прошло в молчании и молитве, и мы поехали дальше, к Ганиной Яме, к той шахте в урочище Четырех братьев,где изначально были захоронены тела Царственных мучеников и их сострадальцев. В отличие от Поросенкова Лога, который, кажется, почти совершенно предан забвению, Ганина яма стала излюбленным местом паломничеста. Здесь почти сразу же после прославления Царской семьи Московским патриархатом в 2000 году был основан мужской монастырь в честь Святых Царственных Страстотерпцев. В монастыре построены семь церквей, по числу убиенных членов Царской семьи. В одной из этих церквей мы приняли участие во всенощной, перед тем, как отправиться в Ново-Тихвинский монастырь, сестры которого с любовью заботились о нас все последующие дни.
 
Понедельник, 4 октября
 
Следующие два дня мы посвятили св. прав. Симеону Верхотурскому, одному из самых почитаемых сибирских святых. На пути в Меркушино, место, где жил святой, мы сделали короткую остановку в Невьянске. Невьянск, как и многие другие уральские города, был основан во время правления Петра I на месте, где были большие залежи железной руды. Не без гордости городской экскурсовод демонстрировала нам тайны «Падающей Невьянской башни». Она (башня) впечатляет прежде всего своей железно-деревянной конструкцией. Поднявшись на высоту 57 метров, мы могли безбоязненно, несмотря на сильный наклон (два метра от вертикали), наслаждаться видом уральских далей.
 
После этого отступления, которое носило скорее «профанный» характер, мы, перед тем, как продолжить наш путь в Меркушино, посетили невьянский Преображенский собор. По дороге сестра Иаиль рассказывала нам о жизни и чудесах св. прав. Симеона Верхотурского, чьим мощам мы поклонялись в Свято-Николаевском мужском монастыре в городе Верхотурье. Свято-Николаевский монастырь особенно любил Царь-Мученик Николай, который наряду со свят. Николаем очень почитал св. прав. Симеона Верхотурского, о чем свидетельствуют иконы, оставшиеся в Ипатьевском доме. Еще одна связь между Царем-мучеником и преп. Симеоном выявляется, если вспомнить, что некоторое время после того, как Свято-Николаевский монастырь был закрыт и превращен в колонию для несовершеннолетних преступников, большевики держали мощи преп. Симеона в Ипатьевском доме. С 1992 г. мощи снова покоятся в Свято-Николаевском монастыре.
 
Мы еще раз остановились на пути в Меркушино, чтобы поклониться мощам св. Косьмы в женском Покровском монастыре. Св. Косьма во время перенесения мощей св. прав. Симеона из Меркушино в Верхотурье следовал за ракой святого на коленях. Когда он уставал, то молился св. прав. Симеону о небольшой передышке, и рака становилась такой тяжелой, что процессия должна была останавливаться до тех пор, пока Косьма не чувствовал в себе силы снова продолжать путь. Когда мы пожелали пропеть тропарь святому, одна преклонных уже лет монахиня принесла аналой, другая зажгла свечи во всей церкви, третья расстелила ковер перед владыкой Агапитом. Были розданы тексты, и вместо тропаря мы спели целиком акафист святому. Во время нашего паломничества мы, из-за госпепреимства хозяев посещаемых нами мест, никогда не могли покинуть их вовремя. Так случилось и в этот раз, и потому мы слишком поздно достигли нашей конечной цели - Меркушино.
В Меркушино мы переночевали на подворье Ново-Тихвинского екатеринбургского монастыря, которое после почти полного разрушения было восстановлено всего несколько лет тому назад.
 
Вторник 5 октября
 
Утро началось Божественной литургией в монастырском храме Архистратига Михаила. Женский монастырский хор пел в византийской традиции. Такое пение с исоном было известно в России до реформ Петра I, позднее оно было предано забвению. После литургии мы отправились в церковь преп. Симеона Верхотурского, которая также находится на монастырской территории. Церковь построена над источником, который истек точно на том самом месте, где прежде находилась гробница святого. Источник существует и поныне. К нему ведет лестница, вход на которую находится посередине иконостаса, то есть там, где обычно находятся царские врата. Примерно в десяти километрах от монастыря, на берегу реки Туры и сегодня находится скала, на которой, согласно житию св. Симеона, святой молился и ловил рыбу. На иконах его часто изображают стоящим на этой скале. Мы также побывали там, прежде чем отправились в обратный путь в Екатеринбург. После как всегда очень теплого приема в Ново-Тихвинском монастыре мы выехали в 22:40 ночным поездом в Тобольск.
 
(Продолжение)
Опубликовано: 08.04.2005
Обновлено: 07.05.2013