Н. Завьялов

У древних христиан в период гонений епископы созывали верующих к богослужению, посылая за ними в дома. Посыльные именовались лаосинактами (народособирателями).
В Иерусалимской Церкви IV века архидиакон за богослужением оповещал о месте и времени следующего богослужения.
В первоначальных киновиях Египта, по словам св. Кассиана, созывали к богослужению стуком в дверь келлии. Согласно с этим и в житии св. Пахомия призыв на богослужение и трапезу в его монастыре обозначается словом «ударять», поэтому в V веке «ударение» становится специальным термином призыва к богослужению.
В Лавсаике Палладия (V-VI в.) говорится: «Исполнивши обычный канон молитвы, он (монах Адульф) тотчас ударял будильным молотком во все келлии, собирая в храмы к утреннему славословию».
Как видим, орудием оповещения того времени является молоток для стука в двери келлии.
Конечно, это орудие не могло не преобразоваться. Удар молотка в двери - не особенно приятное на слух действие. По крайней мере, для того, кто находится внутри келлии. Далеко разносящийся от этого действия звук скорее всего и послужил появлению специальных досок - бил.
Упоминания о билах имеются с VI века. Феодор, епископ Петрейский, упоминает в житии Феодосия (529 г.) о том, что при созыве на часы и литургию «ударяли в древо».
Вот что пишет о билах в книге «Новая скрижаль» архиепископ Вениамин: «Ударение малое, бываемое на малых вечернях, как малозвучное и глухое, означает древних пророков и только как бы сень и прообразования будущих событий; ударение великое, производимое на праздничных утренях, как звонкое и разносящееся по воздуху, знаменует во всю землю исшедшее вещание Евангелия».
Колокола впервые упоминаются Григорием Турским (594 г.) под именем «signa». Говорится, что епископ ирландский Дагей, будучи медных и железных дел мастером, сделал 300 колоколов (campanos). (Об употреблении их в церкви в то время сведений нет.)
Следующее упоминание о колоколах, известное нам, относится к VII веку. В этом упоминании уже говорится, что колокола к употреблению в храме узаконил папа Савиниан. Этот факт можно считать началом использования колоколов в новозаветной Церкви.
Постепенно била вытеснялись колоколами, оставаясь еще довольно долго в употреблении. Нередки примеры, когда колокола и била используются вместе. Например, в одном из писем Святогорца друзьям имеется такое описание: «Часа за два до заката солнышка начался бой в деревянную доску к начинающемуся всенощному бдению; довольно долго разносились по отдаленным частям внутреннего расположения лавры слабые звуки призывной токи и замирали за обителью, на первых соседних холмах. Деревянный бой через полчаса сменился металлическим: несколько времени ударяли в чугунную доску и, наконец, отозвалась на пустынных высотах шумная игра нескольких колоколов.»
Еще одно, довольно занятное, описание архимандрита (впоследствии епископа) Порфирия Успенского: «Вне собора слышны были трели деревянного тока, глухие звуки била, пронзительные бряцания железного клепала, благовест в колокола и наконец - стучания во вся тяжкая, т. е. во все тяжеловесные вещи. Подобное оглушительное шари-вари я слышал в Святогробском храме в Иерусалиме.» (1845г.)
Использование в прошлом бил наравне с колоколами - явление вполне обычное. В Типиконе часто встречается термин «клеплет». Это указывает на тот факт, что в ХVII веке в России колокола и била сосуществовали довольно мирно.
В рукописном уставе Троице-Сергиевой Лавры 1645 года сказано, что в среду сырной недели «колотят к часам в доску, а не звонят», а в понедельник 1-й седмицы поста «бьют к часам в доску по обычаю и в простой колокол ударяют».
В России традиционные деревянные била фактически не используются. Настоящие била сохранились на Святой горе Афон. Там и теперь можно услышать довольно мелодичный, как говорят очевидцы, ритмически многоообразный стук (клепание).
[Печатается по: Православный колокольный звон. Теория и практика. М., 2002, стр. 11-14.]
Опубликовано: 05.12.2003
Обновлено: