С. Г. Петров

Инициатором проведения научных конференций, посвященных истории Русской Православной Церкви в только что завершившимся трагичнейшем ХХ в., выступил мюнхенский протоиерей о. Николай Артемов, клирик Германской епархии Русской Зарубежной Церкви на Архиерейском Соборе в Нью-Йорке в октябре 2000 г. Эта инициатива нашла поддержку в России и за ее пределами у православных верующих, осознающих, что груз накопившихся исторических проблем до сих пор является, к сожалению, непреодолимым препятствием, во многом определяющим взаимоотношения двух частей единой Русской Церкви: Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви. Несмотря на колоссальные изменения, произошедшие после крушения коммунистического режима, представления о недавнем прошлом многих и многих, если не сказать большинства, православных верующих все еще находятся под влиянием стереотипов конфронтационного мышления. В силу этого имевшие место попытки обсудить существующие разногласия нередко приводили к еще более серьезным расхождениям, зачастую не оставляющим никаких надежд на возможность в будущем все-таки преодолеть взаимное непонимание.
В этой сложной ситуации о. Николаем Артемовым была найдена новая организационная форма обсуждения наиболее острых проблем истории Русской Церкви в ХХ в.: созыв научных конференций с участием по благословению своего священноначалия клириков Московского Патриархата, Русской Зарубежной Церкви, а также независимых исследователей из академических и вузовских центров изучения церковной истории. На сегодня, после того, как завершилась работа двух таких конференций, прошедших в ноябре 2001 г. в резиденции Будимской епархии Сербской Православной Церкви (Сэнтендре, под Будапештом) и в ноябре 2002 г. в Синодальной библиотеке Московского Патриархата, можно определенно сказать, что такой подход полностью себя оправдал. На конференциях было оглашено 40 докладов, подготовленных 36 участниками из России, Германии, Латвии, США. Причем, по сравнению с первой на второй конференции количество участников и докладов практически удвоилось. Приведенные формальные количественные показатели, на наш взгляд, демонстрируют рост интереса к данной конференции как в церковной, так и в светской среде. Расширилась и география принявших участие в конференциях: если на первой встрече были представлены Москва, Санкт-Петербург, Казань, Новосибирск, Мюнхен, Вашингтон, Лос-Анджелос, то на второй - еще и Нижний Новгород, Рига, Сан-Франциско, Джорданвилль. Все вышеперечисленное, без сомнения, говорит о резонансе, возникшем благодаря современным информационным возможностям после завершения первой конференции, доклады которой и дискуссия были размещены в интернете. Могу лично засвидетельствовать: спустя некоторое время после приезда из Сэнтендре домой, в Новосибирск, стал получать телефонные звонки от местных священников, причем из небольших городов-спутников Новосибирска, таких как Бердск, с просьбой рассказать о конференции и о принятых на ней документах.
Прозвучавшие на двух прошедших конференциях доклады хронологически охватили период с 1917 по 1948 г., вызвав, как уже отмечалось, неподдельный интерес и плодотворную дискуссию участников и присутствующей на конференциях аудитории. Несомненно, подобное внимание к обсуждаемым докладам было реакцией на поднятые в них церковно-исторические проблемы, касающиеся самых острых и непростых вопросов истории двух частей Русской Церкви в ХХ в. Если суммировать, опираясь на итоговые документы конференций, темы прозвучавших докладов, то, вероятно, можно выделить несколько крупных тематических блоков: проблемы церковного управления в России и Зарубежье; церковная политика митрополита Сергия (Страгородского) и отношение к ней в России и за рубежом; проблемы существования Православной Церкви в условиях тоталитарных режимов; история русской православной диаспоры (на Дальнем Востоке, Балканах, в Святой Земле, Прибалтике, Северной Америке); проблемы юрисдикционных разделений в Русской Православной Церкви на Родине и за рубежом; отношение Русской Церкви к экуменическому движению; подвиг святых новомучеников и исповедников Российских.
Участие в работе прошедших конференций профессиональных историков, специалистов в области истории Русской Церкви ХХ в., нередко позволяло избегать излишней политизированности и тенденциозности в интерпретации исторических событий. Доклады и выступления таких известных светских историков Русской церкви ХХ в., как О.Ю.Васильева, А.В.Журавский, А.Н.Кашеваров, С.Л.Фирсов, М.В.Шкаровский и др., придали дискуссии по целому ряду острейших проблем более объективный и правдивый характер. Особая ценность этих докладов заключалась еще и в том, что они наглядно показали освоенную и введенную в последнее десятилетие в научный оборот источниковую базу, в первую очередь архивную, для проведения исследований по истории Русской Церкви в ХХ в. Нет, думается, надобности напоминать значение архивов и хранящихся в них материалов для воссоздания неискаженной церковной действительности. Тем более, что именно сегодня в изучении истории Русской Церкви новейшего периода происходит еще может быть не совсем осознаваемый кардинальный сдвиг: переход от традиции устной, зачастую мифологической и баснословной, к традиции, опирающейся на реальные документы и материалы из недавно открывшихся архивов.
С этой точки зрения, рассматриваемые конференции оказались чрезвычайно своевременными, исполнив по сути роль своеобразных координаторов проводимых в России и за ее рубежами разноплановых церковно-исторических исследований. В частности отрадно, что на конференциях было уделено внимание даже такой нарождающейся в рамках научной сибирской школы академика Н.Н. Покровского отрасли знаний как источниковедение истории Русской Церкви ХХ в. Неоднократно на конференциях обсуждалась и проблема свободного доступа исследователей к историческим источникам, особенно из ведомственных и церковных архивов.
Без сомнения, прошедшие конференции не исчерпали ни хронологически, ни тематически имеющихся острейших проблем истории Русской Церкви в ХХ в. Памятуя прозвучавшие на московской конференции слова о том, что «всякое единение начинается с личного контакта», хочется смотреть в будущее с надеждой. Проведение подобных конференций, как показали уже состоявшиеся встречи, - действительно путь к лучшему взаимопониманию между двумя частями единой Русской Православной Церкви.

Научный сотрудник Института Истории Сибирского отделения РАН, канд. истор. наук
Опубликовано: 11.09.2003
Обновлено: