Свящ. Иоанн Червинский (Спасо-Вознесенский монастырь, Елеон, Иерусалим)

Eсть на г. Елеон в Спасо-Вознесенском женском монастыре в Иерусалиме расчерченный лист под таким заголовком: «Вечное поминовенiе (100 летъ) ктиторовъ и благодетелей Елеонскаго монастыря».
Далее следуют графы «О упокоенiи р. Б.», «чей родъ», «начало поминовенiя» и «примечанiя». Поначалу я, совершая проскомидию, читая имена и вынимая частички за упокой, как-то оставлял без внимания графу «чей родъ». Но однажды взгляд мой упал на следующую запись в этой графе: «Марiи Гавриловой Моисеевой г.Звенигорода Московской губернiи с. Ершово». В графе «начало поминовенiя» стояла дата 30 июля 1913 г., в графе «примечанiя» - жертва 1 300 руб. Графа «О упокоенiи» насчитывала 13 имен.
Меня это заинтересовало, так как сам я из-под Звенигорода, живу в с. Захарово, где когда-то жила бабушка А. С. Пушкина Ганнибал и куда сам поэт приезжал несколько лет подряд каждое лето. Сейчас здесь историко-культурный пушкинский заповедник с музеем в восстановленной усадьбе Ганнибал.
Читаю дальше, уже с глубоким интересом: «Параскевы Филимоновны Иконниковой, гор. Екатеринодаръ, начало поминовенiя 20 февраля 1914 г., жертва 200 руб., о упокоенiи Параскевы, Iоанна». Следующая запись гласит: «Филимоновы, Астрахань, ст. Замьянъ, с. Петропавловка», дата тоже 20 февраля 1914 г., жертва 500 руб., о упокоенiи Iакова, Агафiи.
После прочтения этих скупых сведений много мне думалось и думы были разные, например: как давно все это было, еще впереди была Первая мировая война, революция, гражданскаявойна, коллективизация, раскулачивание, голод, репрессии, голод, холод и новые эксперименты безбожной власти, даже до настоящего дня...
И за всем этим стоит великая трагедия великого народа, нет нужды описывать те жертвы и то горе, что испытал наш народ, да всего и не перечислишь.
А вот лист этот сохранился, и молятся священники о упокоении этих и многих других усопших православных христиан почти 90 лет за каждой литургией, и еще, Бог даст, будут молиться.
Были и здесь, на Св. Земле, очень тяжелые годы: с началом Первой мировой войны России с Германией и Турцией Русскую Духовную Миссию в Иерусалиме постигли тяжелые испытания. Все духовенство Миссии и все старшие монахини были насильно вывезены в Египет. Храм Вознесения на г. Елеон был опечатан. Сестры - молодые инокини и послушницы - остались сирыми, без всякой помощи как духовной, так и материальной. В монастрыре турецкие военные власти разместили своих солдат, а монахинь выгнали вон.
Их приютила Иерусалимская Церковь в лице Блаженнейшего Патриарха Дамиана. Через некоторое время стало известно, что турецкие солдаты грабят и вывозят монастырское имущество и частные вещи монахинь. И в этом горе снова помог Патриарх Дамиан. Он обратился к турецкому султану с протестом, и вскоре солдат вывели из монастыря. Только в июне 1919 г. церковь Вознесения была освобождена от печатей, наложенных в 1914 году.
Однако, несмотря на эти тяжелые испытания, сестры сумели сохранить и Синодик Спасо-Вознесенского монастыря, и другие ценные вещи, как, например, евхаристические сосуды. На двух потирах в основании чаш есть такое гравировки: «О упокоенiи душъ рабовъ Божiихъ (перечисляются имена усопших) - и сродниковъ ихъ». Третий потир, мы используем его по воскресным и праздничным дням, имеет такую надпись: «Сей сосудъ пожертвованъ во Св. Гр. Iерусалимъ въ память чудеснаго избавленiя Государя Императора Александра III и его Августейшей семьи отъ грозившей опасности 17 октября 1888 года».
И опять задумаешься. Сколько таких и подобных вкладов было в России? Наверное, в каждой приходской церкви, не говоря уже о монастырях и особо почитаемых храмах и лаврах, вам могли показать кресты, Евангелия, хоругви, евхаристические сосуды, облачения, иконы и многое-многое другое, пожертвованное благочестивым православным народом, верующими из всех социальных сословий и разного материального достатка.
Тяжело станет на душе, когда подумаешь, что почти все это было разграблено, уничтожено и исчезло навсегда, хотя мы верим, что имена этих благочестивых жертвователей написаны на Небесах, и награда их многая там,«идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыханiе, но жизнь безконечная»...
И запало мне на сердце, когда буду у себя дома в Захарово, съездить в с. Ершово, может быть живут там до настоящего времени родственники тех Моисеевых, за которых мы молимся здесь, в Спасо-Вознесенском монастыре.
С 17 октября по 17 ноября я был у себя дома и в один из ненастных дней начала ноября поехал а Звенигород в «автосервис», чтобы подготовить автомобиль для технического осмотра. Мастер сказал, чтобы я «погулял» часа три, пока он сделает машину, и я, узнав, каким автобусом можно доехать до с. Ершово, поехал. Оказалось, что это совсем недалеко от Звенигорода, минут 20 общественным транспортом.
У меня была мысль пойти на сельское кладбище и, быть может, найти могилы, или могилу кого-нибудь из Моисеевых, прочитать молитву и спеть хотя бы «вечную память», - действительно, еще 11 лет, и будет уже целый век, как мы на Елеоне молимся за них...
Пассажиры автобуса посоветовали мне выйти на остановке у церкви, немного пройти по дороге вниз и «там дальше сам увидишь забор и кладбище».
Меня очень обрадовало, что в селе есть церковь, этого я раньше, конечно, не знал, а она вот стоит, маленькая, нарядная, полностью заново отреставрированная в начале 90-х годов.
Внутри, как я потом увидел, тоже все новое, иконостас, паникадило, аналои, полы и стены в мраморе, все очень красиво и со вкусом сделано. Табличка на стене храма гласила, что это Св. Троицкая церковь с. Ершово, год постройки, краткая история, год реставрации, имена и фамилии благотворителей, которые внесли свой вклад в ее восстановление.
Дверь в храм была открыта. В церкви были две женщини, которые там трудятся. Познакомились, одну звали Вера, другую Людмила. Я тоже представился и после осмотра храма решил у них выяснить о Моисеевых, так как из-за дождя и сильного порывистого ветра пойти на кладбище не было возможности.
К сожалению, фамилию такую они не знали, нет таких в селе, посоветовали обратиться в сельский совет, может там знают...
Мой рассказ о Спасо-Вознесенском монастыре на Св. Земле и о том, чт&фсгеу;о побудило меня приехать в Ершово, их очень растрогал. Они попросили у меня благословение, с радостью показали новую крестильню, где можно теперь крестить взрослых полным погружением, похвалили своего нового батюшку, посетовали, что мало людей в храм Божий ходит, все больше у телевизора сидят или на лавочках судачат...
У меня с собой было два «набора» со Св. Земли - Св. вода из Иордана, масло от Гроба Господня, ладан и собственно Св. земля во флакончике, которые я им и подарил, это их тоже умилило и растрогало. Они подали мне две записки с именами, чтобы я помолился на Св. Земле и приложили к ним по 100 руб., которые категорически отказались взять обратно, когда я пытался вернуть их.
Так закончилась моя поездка в с. Ершово, о которой сейчас вспоминаю с грустью.
И теперь, когда я снова молюсь у жертвенника в храме Вознесения, поминаю имена и вынимаю частички, делаю то, что делали до меня другие священники вот уже 90 лет, я верю, что души этих людей, ушедших в путь всея земли, во благих водворились, и память их в род и род.
Опубликовано: 25.08.2003
Обновлено: