Архиепископ Марк (Германский и Берлинский)

Как относился митр. Филарет к обществу своего времени?
Свят. Филарет Московский и КоломенскийОтветить на этот вопрос могут помочь высказывания Филарета по педагогическим вопросам. Его собственная многосторонняя педагогическая деятельность и членство в «Главном правлении училищ» дали ему обширный опыт в области воспитания. Он подчеркивал, что воспитание должно быть всесторонним и охватывать всего человека.
Истинного человека и христианина можно воспитать, только развивая в ребенке все душевные и телесные силы. Однако при этом душевному развитию следует придавать большее значение из-за превосходства души над телом54. Митрополит предписывал учителям начальных народных училищ, «к ученикам относиться кротко и с отеческой любовью, чтобы добрый учитель делал приятным учение», он также высказывался против угроз55.
Филарет выступал против школьных отметок - эту идею мы считаем принадлежащей нашему столетию. Он видел в оценке ученических ответов баллами - цифрами «странное превращение умственного в механическое»56, «разумных свидетельств о разумных действиях учеников в бессмысленные числа, которые и решают судьбу ученика»57. «Цифра не говорит, обязан ли ученик хорошими ответами уму, или прилежанию, или счастливой памяти»58. Снова и снова владыка выступал против зазубривания и ценил слабый, но выражающий самостоятельную работу мысли ответ на экзаменах больше, чем хороший, но свидетельствующий о некритическом восприятии усвоенного материала59.
Стремясь облегчить студентам духовных учебных заведений занятия богословием и заменить распространенную зубрежку настоящим сознательным восприятием материала, Филарет подал мысль упразднить традиционное употребление латыни как языка преподавания60.
Деятельность московского святителя во время холеры 1830-1831 гг. показывает, что сфера воздействия его на общество не ограничивалось задачами духовного отца и наставника. Он не только дает распоряжения об усиленных молениях, и не только пытается своими проповедями оказать духовную поддержку, но дает точные гигиенические указания для духовных учебных заведений, монастырей и храмов Москвы и целой епархии, призывает духовенство содействовать светским властям, организует распределение материальной помощи и т. п. Его деятельное участие в смешанном совете, учрежденном при Московском генерал-губернаторе и его внимательное отношение к нуждам всех слоев населения показывают, что Филарет «нес службу не только Церкви, одним из самых видных представителей коей он состоял, но и Государству»61.
Из-под его пера вышли тексты многих законов - к примеру, законы о старообрядцах, а также в особенно важных случаях он составлял или редактировал такие тексты, как, например, Манифест о наследовании престола после не имевшего детей императора Александра Павловича62. Этот манифест архиеп. Филарет составил в августе 1823 г., после того как царь передал ему через князя Голицина письменное отречение от престола Константина Павловича. Манифест о назначении Великого князя Николая Павловича наследником престола был передан архиеп. Филарету для хранения в Успенском соборе Московского кремля при условии соблюдения строжайшей тайны63. Тот факт, что эта тайна была доверена архиеп. Филарету как третьему из числа всего пяти человек, свидетельствует о высоком уважении, которое царь питал к нему.
К чему бы Филарет ни прикасался, все он делал с исключительной основательностью. Яркий пример тому мы видим в осуществлении им монашеского идеала в собственной жизни, в его педагогической деятельности, осуществляемой с большой тщательностью, в его основательно продуманных мыслях о воспитании юношества. Филарет не был человеком революционных переворотов, сопровождаемых громкими словами. Однако было бы совершенно неправильным назвать его консервативным, так как во многих областях митрополит произвел глубокие преобразования. Период его административной деятельности был временем изменений, производимых без шума, которые тем не менее проводились «в жизнь энергически, неотступно и не только без боязни, а напротив с твердым убеждением, что вводимое преобразование есть именно улучшение»64. Для Филарета условием каждого изменения было то, чтобы каждый шаг был хорошо продуман, и каждое изменение проводилось в жизнь без спешки, дабы не возникло нестроения в других областях. И здесь он оказывается человеком разума, а не эмоций. Этими принципами Филарет руководствовался в отношении изменений как в церковной, так и в государственной области.
В 1861 году митрополита попросили отредактировать государственный манифест об освобождении крестьян. Он переработал текст очень основательно, посредством изменений исходного текста внеся в него собственные мнения. В тех письмах, где он высказывается об этом проекте, Филарет, конечно, не выступает против освобождения крестьян, но не скрывает своих опасений о последствиях столь основательного переворота65. Учитывая, что его будут причислять к «отсталым, ретроградам и обскурантистам»66, если он обнародует свое мнение, Филарет также предостерегал от поспешного расширения школьной системы. И это не потому, что он был против просвещения народа, а потому, что знал, что недоставало ни денежных средств, ни преподавателей, чтобы мгновенно осуществить широкомасштабные образовательные мероприятия. Филарет выступал за основательность, и для него было ясно, что при слишком быстром распространении школьного дела качество образования пострадает: возможно ли за несколько лет дать образование 60 миллионам?67. После того, как Россия 1000 лет была необразованной, «была ли бы в том беда, если бы решились сделать ее всю грамотной не вдруг, в пять или десять лет, а постепенно, в пятьдесят или сто»68.
Точно так же Филарет сопротивляется стремлению своих коллег по Главному правлению училищ всеобщее народное образование поставить под наздор Церкви. Его решительному сопротивлению такому церковному энтузиазму можно приписать то, что эта идея не получила дальнейшего развития69.
Повсюду он был сторонником сдержанного, продуманного действования. Его целью было предотвратить ущерб, причину которого он видел в поспешности и поверхностности.
Политическая позиция Филарета может быть кратко выражена его же собственным изречением: «Бога бойтеся, царя чтите»70. Однако ему не чужда была критика слабостей сильных мира сего: «О, если бы все цари земные довольно внимали своему небесному достоинству и к положенным на них чертам образа небесного верно присоединяли требуемые от них - богоподобную правду и благость, небесную недремленность, чистоту мысли, святость намерения и деятельности!»71 - так говорил он в одной из своих проповедей.
Архимандрит и позднее митрополит Филарет имел разнообразные отношения с высокопоставленными лицами своего времени. Еще в С.-Петербурге помимо князя А. Н. Голицина к кругу его знакомых и почитателей принадлежали директор Публичной библиотеки Оленин, а также Тургенев, Муравьев, Сперанский, Лубановский, Державин, Карамзин и др.72. Современные ему писатели проникались уважением к ученому монаху, когда он выступал посредником между ними и духовной цензурой73. В 1814 г. у Державина были затруднения из-за оды «Христос». После посредничества Филарета ода «со множеством ссылок и замечаний на ветхий и новый завет», из которых «вероятно большая часть принадлежит внимательности Филарета», была напечатана74.
В качестве памятника интереса Филарета к современной литературе до нас дошло его стихотворение «Не напрасно, не случайно»75 в котором он отвечал на пушкинское «Дар напрасный, дар случайный»76 от 26 мая 1828 г. Пушкин, со своей стороны, не оставил неуслышанным обращение святителя и в стихотворении «В часы забав...»77 высказал ему свою благодарность. Ниже помещены стихотворение Пушкина, возражение Филарета и ответ Пушкина.

26 Мая 1828

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества возывал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?...

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

* * *

Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана:
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.
Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Душу сам наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал.
Вспомнись мне, забытый мною!
Просияй сквозь сумрак дум!
И созиждется Тобою
Сердце чисто, правый ум!
Филарет
* * *
В часы забав иль
праздной скуки,
Бывало, лире я моей
Вверял изнеженные звуки

Безумства, лени и страстей.
Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт.
Содействию Филарета мы обязаны также появлением важных научных работ, таких как «Описание славянских рукописей Московской синодальной библиотеки» Горского и Невоструева, или монографии в «Прибавлениях к Творениям св. Отцов», издававшихся в переводе ученых Московской Духовной Академии79. В извесной мере наука обязана Филарету опубликованием Остромирова Евангелия, при издании которого встретились трудности. Издатель «Analecta sacra», кардинал Жан-Батист Питра упоминает, что во время его исследовательской работы в Москве, митрополит Филарет оказывал ему помощь своими личными распоряжениями и предоставил полную свободу занятий в синодальной библиотеке81.
Хотя Филарет покидал свою резиденцию почти исключительно для совершения богослужений, он, тем не менее, благодаря своей многосторонней деятельности находился в центре событий своего времени.
В области церковной политики особенно выделяются неутомимые усилия Филарета в деле возвращения старообрядцев в Русскую Церковь. Сегодня Русская Церковь осознает, какие тяжелые ошибки были совершены в прошлом в отношении старообрядцев82. Так далеко великий московский святитель не заходил. Его позиция в отношении старообрядцев была твердой, и он сожалел о том, что государство недостаточно решительно действовало по отношению к ним. Филарет защищал тот факт, что в России католики и протестанты, и даже приверженцы нехристианских религий пользуются большей свободой, чем старообрядцы - такое положение существовало до апреля 1905 г. - потому, что терпимость по отношению к русскому расколу, возникшему из непослушания Церкви и продолжительное время своим прозелитизмом боровшемуся против Церкви, была бы, по мнению Филарета, несправедливостью по отношению к Церкви 85. Митрополит, однако, энергично содействовал становлению сегодняшней точки зрения Русской Церкви, поддерживая всеми силами единоверие. Те старообрядцы, которые присоединялись к единоверию, должны были подчиниться канонической иерархии Русской Церкви, но могли, однако, придерживаться старых богослужебных обычаев. Они продолжали пользоваться до-никоновскими богослужебными книгами. Таким образом были созданы предпосылки для сближения.
Филарет часто сам беседовал с единоверцами, склонными к объединению86. О его деятельной заботе о процветании единоверческих общин свидетельствуют письма его викарию в Чудовом монастыре, архимандриту Вениамину. Здесь мы находим также распоряжения об оказании материальной помощи этим общинам из личных средств Филарета, как, например, в письмах от 30 июня и 4 июля 1865 г.87.
Неутомим был митрополит и в своих заботах о возвращении отторгнутых в силу исторических обстоятельств от Русской Церкви белорусских униатов. Белорусский униатский прелат, впоследствии православный митрополит Литовский Иосиф Семешко (1798-1868) переписывался с Филаретом и неоднократно встречался с ним. Он перевел книгу Филарета «Разговоры между испытующим и уверенным о Православии Восточной Греко-Российской Церкви»88 на польский89. В своей деятельности по воссоединению униатов с Православной Церковью Иосиф получал всю возможную поддержку со стороны московского святителя. Однако и в этих церковнополитических обстоятельствах Филарет предостерегал от необдуманной спешки. Ввиду предстоящего воссоединения униатов с Православной Церковью он рекомендовал, согласно Правилам Карфагенского собора (относительно возвращения в Православие донатистов) в отношении большинства обычаев униатов, не затрагивающих догматы и таинства, проявлять снисхождение, чтобы время исцелило раны, временем нанесенные91. И здесь также Филарет всегда оказывал духовную и материальную поддержку92. Иосиф считал, что главным образом благодаря помощи Филарета в 1839 г. полтора миллиона униатов воссоединились с Православной Церковью93. Заботы московского митрополита о возвратившихся в лоно Церкви христианах продолжались до самой его кончины в 1867 г.94. Это показывает, насколько серьезно относился он к этой задаче и с каким вниманием и основательностью работал над ее осуществлением.
Как относился народ к митр. Филарету?
В письмах французского кардинала Питры уже упоминалось, что резиденция Филарета в Москве была окружена нищими. Из других свидетельств явствует, что народ почитал своего московского святителя почти как святого. Английский богослов Станлей пишет в своих воспоминаниях: «Толпа волновалась во все стороны, порываясь к нему пробраться - народ, офицеры, солдаты. Только видно было поверх голов, как двигался тихо и мерно белый клобук его, и за дверью церковною погрузился в новые волны, ожидавшие его за дверьми; а когда, наконец, пробрался он к своей карете, запряженной шестеркою вороных лошадей, и поехал - все головы обнажились на пути его...»95. В своем послесловии к запискам диакона П. С. Грозова, долгое время служившего с Филаретом, Ромашков пишет: «Эти толпы народные наполняли, можно сказать, не одни только храмы, где служил митрополит Филарет, но и те улицы и переулки, по которым он проезжал, начиная с Троицкого подворья, с самого крыльца его дома, где постоянно толпился народ, ожидая выезда владыки и прося его благословения и молитв»96.
По кончине Филарета желающим поклониться его гробу приходилось даже поздно ночью, далеко за полночь ждать один-два часа. Целую неделю народ теснился у его гроба, после ожидания в километровых очередях на улицах Москвы, чтобы «как любящие дети погребаемого отца» проститься с ним97.
Несмотря на свое ревностное отношение к работе и подвижническую строгость по отношению к себе, Филарет вовсе не был человеком, лишенным юмора. Еще будучи преподавателем семинарии в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, Василий Дроздов однажды доложил митрополиту Платону, что один бедный чиновник, который часто обращался к владыке за материальной поддержкой, снова стоит у дверей. Митр. Платон отвечал: «Скажи ему: не о хлебе едином жив будет человек». Вслед за этим митрополит сел обедать и обнаружил под своей салфеткой Евангелие. На вопрос, что это означает, он услышал от Дроздова: «Опыт приложения Евангельских слов, Владыко». Платон не разгневался и приказал выдать чиновнику три рубля98.
С легкой иронией обошелся Филарет с двумя из трех игумений, посетивших его как московского митрополита и своего начальника. Вера из Новодевичьего монастыря пришла в простой ряске. Он предложил ей сесть. Две другие - Флора из Никитского монастыря и Паисия из Страстного - явились в шелковых рясках. Им он сказал: «Я боюсь предложить вам сесть из-за предосторожности, чтоб не измяли вы свои дорогие ряски»99.
Подобные рассказы современников, в которых нам является человек, ни в коем случае не лишенный здорового юмора, после кончины Филарета в большом количестве публиковались в разных журналах.
(Продолжение следует)
Примечания
54. А.П. Покровский. Митрополит Московский Филарет как педагог. «Вера и Разум», Харьков, 1908, № VIII, стр. 161-162.
55. Там же, № ХII, стр. 732.
56. Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита московского и коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам, издаваемое под редакцией преосвященнейшего Саввы, архиепископа Тверского и Кашинского. СПб, 1886, стр. 390.
57. Там же, стр. 562.
58. Там же, 391.
59. Ср. Никодим, епископ Енисейский, стр. 3.
60. Левашев, Направление и характер проповеди Филарета, митрополита московского. «Странник», 1875, стр. 199.
61. И. Корсунский. Деятельность Филарета, митрополита московского в холеру 1830-1831 годов. М, 1887, стр. 117.
62. Он же, в: Русский Биографический Словарь, изд. А.А.Половков, т. IV. СПб, 1901.
63. Пономарев, 1867, № 12, стр. 594 и след.
64. Заозерский, Митрополит Филарет как администратор, стр. 519.
65. А. А. Беляев. Вопросы и события шестидесятых годов и отношение к ним митрополита Филарета московского. «Православное обозрение», сентябрь 1889, стр. 39-40.
66. Там же, стр. 40.
67. Там же, стр. 41.
68. Там же.
69. Сухомлинов, стр. 8.
70. Слова и речи синодального члена Филарета, митрополита московского, собрание второе, часть третья, М., стр. 252.
71. Там же.
72. Смирнов. Петербургский период, стр. 43.
73. Пономарев, 1868, часть III, стр. 143
74. Там же.
75. Стихотворение Филарета дошло до нас в разных редакциях. Данная редакция была опубликована М.И. Сухомлиовым в ЗМНП 137 (1868), стр. 2, по «Сочинения Пушкина», изд. Анненкова 1855. Другие редакции находятся у Рамушевского (т.е. у А. И. Предтеченского, см. Ю.И. Мазанов, Словарь Псевдонимов, репринтное изд. (М., 1958) т.III, ст. Рамушевский); Одно из самых ранних произведений митрополита Филарета Московского, доселе неизвестное, «Христианское Чтение» (С.-Пб. 1877), стр. 500, Н.В. Сушков, Записки, стр 126, 127; И. Корсунский, Лира Филарета, митрополита московского, «Русский Вестник» (М., 1884) ноябрь стр. 299, 300; Очерк жизнеописания высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита московского и коломенского (имя автора отсутствует), 3-е изд. (М., 1875 стр. 26; Собрание мнений и отзывов Филарета, т. II (С.-Пб., 1885), стр 253-254.
76. А. С. Пушкин. Полное собрание сочинений. АНСССР, 1941, т. 3, стр. 104.
77. Пушкин, т. 3, стр. 12.
78. А. Горский - К. Невоструев. Описание славянских рукописей московской синодальной библиотеки. М., 1855.
79. Сухомлинов, стр. 3.
80. Там же.
81. Соколов, стр. 637.
82. Протоколы Третьего Собора Русской Православной Церкви Заграницей, 1974 г.; см. также: «Обращение» к старообрядцам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей, опубликованное в: «Вестник Германской Епархии РПЦЗ», № 5-6 2000 г., стр. 6-7.
83. Об отношении Филарета к старообрядцам и о поддержке им единоверия см.: В. Беликов. Деятельность московского митрополита Филарета по отношению к расколу. Казань, 1895.
84. А. Б., стр. 131 и след.
85. И. Евфимий. Мысли Филарета митрополита московского о свободе вероисповедания в России. «Душеполезное чтение», декабрь 1911, стр. 464.
86. Беляев, стр. 510-511.
87. Н. Бочаров. Две могилы в Покровском миссонерском монастыре. - Историко-биографические очерки священно-архимандритов о. Филарета и о. Вениамина, по рукописным материалам составил Н.Бочаров. М., 1889, стр. 277.
88. Архимандрит Филарет. Разговоры между испытующим и уверенным о Православии Восточной Греко-Российской Церкви. СПб., 1815 - написано по просьбе князя А. Н. Голицына для его племянника, перешедшего в римокатоличество.
89. И. Корсунский. Воссоединение униатов и Филарет, митрополит московский. Прибавления к изданию Творений Святых Отцев. М., 1889, с. 112-199.
90. Там же, стр. 124 и след.
91. Там же, стр. 142.
92. Там же, стр. 172-173.
93. Там же, стр. 113.
94. Там же, стр. 195.
95. «Церковный Вестник», 1875. Цит. по: Филарет Дроздов по материалам, собранным редакцией «Русской Старины». «Русская Старина», июнь 1885, стр. 563.
96. Записки П. С. Грозова бывшего диаконом при Филарете, митрополите Московском, о служениях последнего в Москве и в московской епархии, с предисловием и послесловием, с примечаниями и указателем, составленными свящ. Д. Ромашковым. М., 1904, стр. 135.
97. Амвросий (Ключарев), стр. 148; Очерк жизнеописания, стр. 63.
98. Рассказы о митрополите Филарете. «Прибавления к Вологодским Епархиальным Ведомостям», 1898, № 5, стр. 80.
99. Там же.
Опубликовано: 10.10.2003
Обновлено: