Посещение С.-Петербурга

15 сентября преосвященный Агапит, епископ Штутгартский вместе с председателем Фонда имени А. К. Глазунова Николаем Гофманом по приглашению С.-Петербургской консерватории полетели в С.-Петербург. Консерватория праздновала 140 лет со дня основания, одновременно отмечая память выдающегося русского композитора и своего многолетнего директора проведением «Глазуновской недели».
Праздничные мероприятия включали в себя выставку об истории консерватории, концерты и доклады ученых - преподавателей консерватории, а также их иногородних и иностранных коллег.
Сразу же после смерти А. К. Глазунова его вдова Ольга Николаевна (овдовев, она приняла монашеский постриг с именем Александра), а позже дочь Елена, прилагали все усилия для открытия музея композитора, в который должны были поступить как его личные вещи, так и последние произведения, эпистолярное наследие, обстановка парижской квартиры. Российские власти предлагали: «вы нам все отдайте, а потом мы создадим музей». И только через год после смерти дочери (она скончалась 18 июня 1999 года) мюнхенский Фонд им. А. Глазунова и соответственные органы достигли соглашения: в парадных комнатах Шереметьевского дворца на Фонтанке (филиал Санкт-Петербургского музея музыки и театра) будет открыта постоянно действующая экспозиция, посвященная композитору (26 ноября 2002 года все наследие в специальном грузовике по перевозке музейных ценностей отбыло по направлению Санкт-Петербурга и прибыло в город на Неве 3 декабря. Открытие экспозиции состоится в последних числах мая нынешнего года и приурочено к 300-летию северной столицы).
Для владыки Агапита, никогда не бывавшего в С.-Петербурге, главным в поездке была, разумеется, не культурная программа, связанная с консерваторскими торжествами, а возможность посетить петербургские святыни.
В первый же день маленькая паломническая группа, включавшая, помимо епископа Агапита и Н.Гофмана также гефсиманских сестер Амвросию и Ксению, совершавших паломническую поездку по России (сестры приурочили свое пребывание в С.-Петербурге ко времени, когда там был владыка Агапит), отправилась поклониться св. блаженной Ксении Петербургской. В часовне на кладбище, где покоятся мощи святой, во время молебна и акафиста владыка и его спутники поклонились св. мощам и помазались елеем от лампады на раке блаженной. После акафиста местный батюшка, служивший акафист, неожиданно для всех вручил пучок роз с могилы святой нашей сестре Ксении (это ее монашеское имя в честь блаженной). Роз оказалось ровно семь - по числу наших паломников. Потом оказалось, что батюшка бывал в Гефсимании. Теплое и светлое место, это кладбище, может быть, самое теплое в Петербурге. Люди приходят туда ради этого тепла и молитвы. Затем паломники осмотрели храм, в постройке которого участвовала во время своих ночных подвигов св. блаженная Ксения.
После кладбища поехали в Александро-Невскую Лавру, поклониться мощам св. Александра Невского. Там владыке и его спутникам показали келлию преп. Серафима Вырецкого, подвижника ХХ столетия (он повторил подвиг преподобного Серафима - молился 1000 дней на камне) и рассказали житие преп. Серафима. Паломники поклонились его иконе.
После Лавры пошли на могилу Глазунова на знаменитом кладбище Александро-Невской Лавры, где покоятся выдающиеся деятели культуры: Карамзин, Достоевский, Римский Корсаков, Балакирев и др. Глазунов скончался в 1936 году в Париже. Через 36 лет цинковый гроб с его прахом был предан земле в Некрополе Санкт-Петербургской Александро-Невской Лавры. На могиле Глазунова владыка Агапит отслужил панихиду, - пели Гефсиманские сестры (здесь уместно вспомнить, что вдова Глазунова, схимонахиня Александра, похоронена в Гефсиманской обители в Иерусалиме).
После этого группа разделилась: сестры уехали на Валаам, а владыка пошел в Петропавловскую крепость, где находятся могилы царей и великих князей. В тамошнем храме, прямо у входа, совсем не на почетном месте, входящие «натыкаются» на так называемое захоронение царской семьи, что, разумеется, смущает - если уж считают эти останки подлинными, для них можно было бы найти более подобающее место.
Во вторник было открытие конференции, на котором владыка Агапит выступил с приветственной речью. Остановившись коротко на духовном смысле понятия «воспитание», Владыка отметил, что по всему видно, что сотрудники консерватории имеют свои святыни - например, рукописи Глазунова, к которым они относятся с трепетным почтением, и которые теперь находятся в алтаре храма Рождества Пресвятой Богородицы, превращенном в книгохранилище (бывший консерваторский храм). Владыка выразил надежду, что храм будет восстановлен и подлинная святыня займет подобающее место не только в стенах консерватории, но и в сердцах ее преподавателей и учащихся.
Затем для почетных гостей устроили экскурсию по консерватории. В частности, показали кабинет директора, где до сих пор стоит дорогая художественной работы мебель времен Глазунова, которой скорее подобало бы стоять в музее. Над письменным столом, где при А. Глазунове висел барельеф основателя консерватории Антона Рубинштейна, теперь висит барельеф Ульянова-Ленина.
Потом поехали в музей, где теперь размещена экспозиция бывшего музея религии и атеизма, находившегося еще недавно в Казанском соборе. Там богато представлены разные культы - шаманизм, античные, будизм и т. п., вплоть до ... православных святынь. Нельзя не отметить, что православным святыням место не в музее рядом с идолами, а в православном храме.
Из музея поехали в Иоанновский монастырь, где покоятся мощи св. прав. Иоанна Кронштадского. Подъезжая на автомобиле к монастырю, увидели двух юношей - оказались Матвейка и Гриша Кобро, мюнхенские прислужники. Они повели владыку к раке святого, где как раз совершался молебен с акафистом. Все приложились и помазались маслом от лампадки. Сестры-монахини одарили наших паломников иконками и маслом. В верхней церкви поклонились тамошним святыням и приложились к епитрахили св. прав. Иоанна, вспомнив при этом родной мюнхенский монастырь преп. Иова Почаевского, где хранится такая же святыня.
В среду и в четверг осматривали в Эрмитаже экспозиции, связанные с античным миром - владыка Агапит как раз готовился возглавить паломничество в Рим и интересовался в этой связи античной символикой, преображенной и получившей новый смысл в христианстве.
В среду после Эрмитажа побывали в Казанском соборе, где поклонились Казанской иконе Богоматери. Местный батюшка показал храм. Выслушали вечерню и утреню в день св. прав. Елисаветы, молитвенно воспоминая наш храмовой праздник в Висбадене - городе, где началась монашеская жизнь владыки Агапита.
В четверг после Эрмитажа отправились в Царское село. В первую очередь пошли в Александровский дворец, где жила во флигиле Царская семья. Сейчас там музей, поставивший себе задачу восстановить комнаты в прежнем их виде. Открыт музей был три года назад. Владыку поразила скромность обстановки, в которой жила Царская семья. Комнаты проходные; чтобы уединиться, нужен был специальный уклад жизни, который, очевидно, было непросто соблюдать. Впечатляют игрушки царевича Алексия, которые были специально изготовлены с учетом его болезни: чтобы ребенок не мог пораниться, и чтобы развивать его умственные способности и терпение. В витринах видны бальные платья царевен, приготовленные для первых выходов, но не использованные... Такие моменты были глубоко трогательны. В большом кабинете Государя, единственном уютном месте в доме, на полках лежат известные камеры Кодак № 1, которыми Царская семья любила фотографировать.
После музея погуляли по парку, при типично северной осенней погоде. До этого царскосельские пейзажи были знакомы нашим паломникам только по фотографиям. Затем осмотрели Екатерининский дворец, знаменитый Лицей, уютный маленький храм (который еще не полностью реставрирован) в честь Царскосельской Иконы Знамение Божией Матери. Тамошний батюшка занимается с детьми, он предложил организовать обмен детскими группами - чтобы дети из Царского села могли приехать летом в Германию, а дети из Германии пожить в Царском селе.
Посетили и знаменитый Федоровский собор (он сейчас восстанавливается), куда любила ходить Царская семья, и где находилась их любимая Феодоровская икона - покровительница Царского Дома Романовых. Успели к концу службы, приложились к иконам. К сожалению, паломники не смогли (по техническим причинам) поклониться чудотворной Феодоровской иконе, которая в это время как раз была в Петербурге. Но по всему чувствовалось, что приезд иконы был настоящим церковным событием - люди особо почитают эту икону, потому что она была любимой иконой свв. Царственных мучеников.
Храм великолепный, уютный, поистине царский. Окружение пока выглядит очень запущенно. Но это, разумеется, вопрос времени.
На обратном пути в С.-Петербург, проезжая мимо Пулково, увидели три новопостроенных храма - на островке посреди озера. Это выглядело так необычно, что привлекло внимание владыки и его спутников. Подъехав к калитке, паломники спросили местных парней в кожаных куртках, можно ли войти в храм. Те повели гостей к настоятелю, который сказал целое слово о происхождении этих храмов, из которых первый посвящен св. великомуч. Георгию, второй - преп. Сергию Радонежскому (возле него часовня, посвященная Царской семье), а третий, еще недоконченный - Рождеству Христову (оказалось, что до сих пор в С.-Петербурге не было такого храма).
Вечером епископ Агапит на поезде выехал в Москву, а оттуда самолетом отправился обратно в Мюнхен, чтобы успеть на праздник Рождества Пресвятой Богородицы.
Опубликовано: 06.10.2003
Обновлено: