100-ЛЕТИЕ ПРАВОСЛАВНОГО ПРИХОДА В ГАМБУРГЕ  
Прот. Амвросий Бакхауз,  
старейший священник епархии
  

Дорогие братия и сестры!

Христосъ раждается, славите Его! Он рождается в Своей святой Церкви; Он рождается в богослужении и молитве святой Своей общины; Он рождается в почитании Своих святых икон; Он с нами в Своем Теле и Крови. Христосъ посреде насъ.
Когда сто лет назад в Гамбурге открылась русская православная церковь, гамбуржцы были восторженными приверженцами своей евангелическо-лютеранской церкви и креста другой церкви не терпели в своем городе. Но у русских была икона святителя Николая, в честь которого был назван храм, и эту икону они прикрепили повыше между двумя домами на Böhmersweg1, чтобы этим показать, что отверзлись небеса и Господь Своею Церковью посреди нас.
Тот православный храм и еще англиканская церковь (недалеко от Михеля2 были в те времена единственными не-евангелическими храмами в Гамбурге.
Церковь на Böhmersweg - маленькая церковь - была открыта для всех: для греков, для болгар, для тех немногочисленных православных, которые в то время (и еще позже, так до самой Второй мировой войны) жили в Гамбурге.
Потом появились беженцы, которых в то далекое время называли «эмигрантами» - не буду упоминать имен - и это было длительное время постоянных богослужений в малом храме святителя Николая.
Церковь есть место умиротворения, место мира.
Многие приходили в ту церковь, и мужчины и женщины, встречали там Господа Иисуса Христа, не только русские и греки, но также и немцы. Позже один немец, отец Иоханнес Гельц, некогда придавший новую прекрасную форму немецким церковным песням, он потом стал православным и священником, жил и служил при этом храме. Пусть в большом городе Гамбурге было мало православных, однако дело было не только в самом храме, присутствовала ведь также и культура. Русские приглашали своих друзей и их немецких друзей на совместные вечера певческие, на чтения, на которых они в простом и естественном общении сообщали этому городу свечение широты духа, просвещеного Господом Иисусом Христом.
Затем началась Вторая мировая война, и с ней влилась стотысячная, миллионная волна людей, которых мы тогда начали называть «беженцами». Тогда было оборудовано много больших барачных церквей, [...] вмещавших сотни людей, и они заполнялись до отказа.
Церковь на Böhmersweg была слишком мала, она находилась тогда на верхнем этаже и была открыта для всех. Часто первую, великую ектению возглашал по-гречески диакон, знавший греческий язык, чтобы и те немногие греки, которые жили тогда в Гамбурге, могли услышать в православном храме свой родной язык.
Верховный комиссар английских оккупационнвых властей подарил епископу Афанасию участок земли между Mittelweg и Harvestehuder Weg - там были одни развалины. Первое, что сделали - посадили картофель; и за этим благим занятием нашли большую бронзовую плиту. Эта плита стоила так дорого, что на вырученные деньги смогли построить маленькую церковь, с помещением для епископа и для епархиального управления. Когда приход собирался праздновать, в церковь ставили скамьи, а перед иконостасом на веревке вешали одеяло.
Эта церковь была посвящена блаженному Прокопию Любекскому и Устюжскому. Отец Стефан Ляшевский был большим почитателем немцев и собирал вокруг себя немецкую молодежь, чтобы рассказывать им о православной вере, и он был большим почитателем блаженного Прокопия. Прокопий, умерший в 1301 г., был ганзейским купцом (с другим именем естественно) и отправился в Новгород. Тогда - как, к счастью, и сегодня - многие не знали о церковных спорах. Любекский купец Прокопий ходил в православный храм в Новгороде так, как будто это
была его католическая церковь в Любеке. Гостепреимство - filoxeniva , было тогда высокочтимым знаком и сегодня остается знамением для нас, и посему мы благодарим всех, кто приходит к нам, потому что гостеприимством в примирении, дарованном нам Христом, преодолеваются все раздоры и всяческая враждебность.
Издавна в гамбургском православном храме говорили на греческом, в 1949 стали говорить также и по-немецки. И снова нашелся человек, Феодор Герасимец, который с большим воодушевлением принялся за дело: чтобы в первое воскресение каждого месяца песнопения и молитвы православной Церкви звучали на немецком. Речь шла не только о том, чтобы немецкие зрители - как русские часто их называли - которые приходили только посмотреть на богослужение, понимали его, но о том, чтобы русские, слышавшие свой язык в храме, а иной на улице, чувствовали, что все языки в службе Господа Иисуса Христа созданы для того, чтобы славить Бога.
Прокопий поехал в Россию - от Новгорода еще дальше, дальше на Восток в маленький городок Устюг, между Санкт-Петербургом и Уралом, почти в тайге. Он был юродивым во Христе, истинным юродивым, который молитвою в чужой стране познавал и осуществлял соборность. И потому блаженный Прокопий, который молится за нас, есть для нас не только пример, но и ходатай, чтобы и мы также - все народы и языки - познали, что мы созваны вместе (ekklhsiva).
Земельный участок на Harvestehuder Weg, принадлежавший церкви, отошел к школе и страховой кампании - Прокопий остался.
Неожиданная и удивительная готовность помочь - начиная со скаредного сената г. Гамбурга, подарившего участок; все люди вносили свой вклад. Все, что вы видите - подарено, пожертвовано, кроме ковров, на которых вы стоите. Это великая община, которая вырастила эту, такую Церковь.
Архиепископ Филофей - говорил же он, что его родина - железная дорога, потому что он много разъезжал на поездах для посещения приходов - спланировал этот храм вместе с архитекторами Нюрнбергом и Серовым и иконописцем ф. Майендорфом, который так прекрасно и с таким большим внутренним смыслом расписал храм.
Соборность есть и остается дествительностью Церкви Иисуса Христа. Слово соборность происходит от глагола собирать, не мы собираем, но Господь Иисус Христос, среди ангелов на куполе, он собирает нас вместе.
И вновь, при ремонте церкви - ведь множество свечей горит, иконы темнеют от копоти, а гамбургский дождь проникает сквозь любые камни, и потому надо было обновить и украсить ее - снова все помогали: город, бургомистр нашего района, и многие люди. И так этот храм стал достопримечательностью этого города, которую город стал поддерживать.
Встреча есть дар, посланный Богом. Мы встречаем Господа Иисуса Христа, рожденного в Вифлееме, и в Нем мы приобретаем возможность по-настоящему встретить друг-друга. Наших сил не достаточно, чтобы преодолеть все границы - языковые, и все другие, которые только существуют, которые воздвигнуты между нами, но Он, наш Господь, со Своей пречистой Матерью, которая молится за нас, и со всеми святыми, которых мы видим (на иконах в этом храме), дарует нам, об этом молящимся, мир и примирение на многая лета.
Бог Господь да дарует о. Иосифу, и всем, молитвенно соединенным с нами, Свое благословение на многая-многая лета.
Когда мы думаем об усопших и поем им Вечную память,  мы имеем в виду не нашу память, но память въ Бозе, Господе, Который сохранит навсегда ушедших от нас усопших в Своем живом, любящем памятовании от ужаса смерти. В молитве и любви они всегда вместе с нами.
А мы после богослужения приглашаем в наш приходской дом. Общность трапезы проистекает из общественной молитвы, всесердечно всех вас туда зовем.



1. Принадлежавшими Свято-Владимирскому Братству, на верхнем этаже одного из них была устроена домовая церковь - Прим. пер.
2. Самая большая евангелическая церковь в Гамбурге посвящена св. архистратигу Михаилу -  Прим. пер.
Home
© Вестник Германской Епархии, 2000-2002