ЧИНОПОСЛЕДОВАНИЕ НАРЕЧЕНИЯ И ХИРОТОНИИ ВО ЕПИСКОПА  
  

В виду предстоящей в нашей епархии епископской хиротонии редакция сочла полезным поместить в этом номере краткое описание этого редко совершаемого чина.

Рукоположение во епископа совершается с особой торжественностью. Накануне дня рукоположения совершается наречение избранного во епископа. Все рукополагающие архиереи (ибо рукоположить нового епископа может только собор епископов, и никак не меньше трех или, по крайней мере, двух, по 1 правилу св. Апостолов) собираются в мантиях среди храма, а первенствующий возлагает на себя епитрахиль, омофор и поручи. Новонарекаемого выводят из алтаря два архимандрита в мантиях, ключарь несет блюдо со св. крестом, а иподиакон чашу со св. водой. Секретарь Синода объявляет избранному указ об его избрании, на что нарекаемый отвечает согласием: «Понеже Св. Синодъ судилъ мене достойна быти въ таковую службу, благодарю и прiемлю и нимало вопреки глаголю». Засим архиереями, без участия прочего духовенства и хора, совершается краткое молебное пение Святому Духу. Первенствующий митрополит [старший архиерей] возглашает: «Благословенъ Богъ нашъ...» остальные архиереи глаголют: «Царю небесный» и Трисвятое по Отче нашъ. По возгласе: «Яко Твое есть царство...» поют тропарь Пятидесятницы: «Благословенъ еси, Христе Боже нашъ»... слава и ныне, кондак «Егда снисшедъ языки слiя...» и митрополит произносит краткую сугубую ектению, поминая на ней «Овсечестнемъ архимандрите, новоизбранномъ во епископа богоспасаемого града такого то». Кончается молебен отпустом дня Пятидесятницы, после чего избранный, по традиции, произносит речь, являющуюся как бы исповедью его жизни, настроения и изложением его мыслей и чувств в связи с предстоящим ему высоким служением. После речи возглашается многолетие всем, как обычно, и нареченному. Затем митрополит благословляет нареченного крестом и св. водою, и нареченный, приняв от всех архиереев благословение, в сопровождении подводящих его архимандритов возвращается в алтарь, снимает с себя мантию и удаляется «во своя».

Палица Патриарха Кирилла V (1727)

В день рукоположения перед литургией нареченный торжественно перед всем собором епископов, клиром и народом исповедует св. православную веру, сначала читая Символ веры, а затем в ответ на повеление митрополита:

Яви намъ еще пространнее, яко исповедуеши о свойствахъ трiехъ vпостасей непостижимаго Божества, и яже о вочеловеченiи Ипостаснаго Сына и Слова Божiя, во услышание всех читает второе исповедание:

«Верую во Единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимымъ же всемъ и невидимымъ: безначальнаго убо и нерожденнаго и безвиновнаго, начало же естественное и вину Сына и Духа. Верую и во единороднаго Его Сына, неистечно, и безвременно изъ Него рожденнаго, единосущна Ему, Имже вся быша. Верую и въ Духа Святаго, изъ тогожде Отца исходящаго и сославимаго, яко соприсносущнаго, и сопрестольнаго, и единосущнаго, и равнославнаго, и твари содетеля. Верую, яко единъ отъ тояжде пресущественныя и живоначальныя Троицы, единородное Слово, снисшедъ съ небесъ насъ ради человекъ и нашего ради спасенiя, воплотися отъ Духа Свята и Марiи Девы, и вочеловечися, сиречь совершенный человекъ бысть, пребывая Богъ, и ничтоже пременивъ отъ Божескаго существа прiобщенiемъ къ плоти, или во иное превративъ; но безъ преложенiя воспрiявъ человека, въ немъ страданiя и смерть претерпе, отъ всякаго страданiя по Божескому естеству свободный, и воскресе въ третiй день изъ мертвыхъ и восшедъ на небеса, возседе одесную Бога и Отца. Еще же воплотившагося Слова едину ќпостась исповедую; и верую и проповедую, яко единъ и тойжде есть Христосъ во двухъ по воплощенiи естествахъ, сохраняя, въ нихже бе. Последовательне же и две воли чту, коемуждо естеству, сохраняющу собственную волю и собственное действiе. Верую и яже о Бозе и божественныхъ единыя Каеолическiя и Апостольскiя Церкве преданiемъ и сказанiемъ. Покланяюся относительно, а не богослужебно, божественнымъ и досточтимымъ иконамъ Самого Христа и Пречистыя Богоматере и всехъ святыхъ, честь предъ ними являемую пренося на первообразное. Инако же о семъ мудрствующихъ, яко чужемудрствующихъ, отметаю и анаеематствую.

Владычицу нашу Богородицу Марiю свойственно и истинно исповедую, яко рождшую плотiю единаго отъ Троицы Христа Бога нашего, яже да будетъ ми помощница, покров и заступленiе во вся дни жизни моея. Аминь.»

Затем избранный во епископа дает клятвенное обещание нерушимо содержать православную веру, блюсти правила св. Апостолов, св. Вселенских соборов и св. Отцев. Произносит он эту присягу, как и исповедание веры, стоя на изображении орла, знаменующего, что епископ должен верою и добродетелью возвышаться над всеми, возносясь духом к небесам.

Митрополит вопрошает новонареченного:

Яви намъ и еще, како содержиши каноны Святыхъ Апостолъ и Святыхъ Отецъ и преданiя и установленiя церковная.

Избранный во епископа велегласно глаголет:

«К сему моему святыя веры исповеданiю обещаюся каноны Святыхъ Апостолъ, Седми Вселенскихъ и Благочестивыхъ Поместныхъ Соборовъ и Правила Святыхъ Отецъ хранити и соблюдати: вся, яже тiи прияша, и азъ прiемлю; и ихже тiи отвратишася, и азъ отвращаюсь.

Архиерейская митра

Еще же обещеваюся преданiя церковная, уставы святыя и чины вся Каеолическiя Восточныя Православныя Церкве хранити неизменно.

Обещаюся и церковный миръ соблюдати и твердо держати, и не единымъ убо нравомъ въ чесомъ противная Православней Каеоличестей Восточней Христiанстей Вере мудрствовати во вся дни живота моего, и последовати ми во всемъ и повиноватися всегда Блаженнейшему Митрополиту, и Преосвященнымъ Архiереемъ, братiи моей, во всемъ согласну быти и купночинну, по божественнымъ закономъ и священнымъ правиломъ Святыхъ Апостолъ и Святыхъ Отецъ, и любовь духовную вседушно къ нимъ имети, и яко братiю почитати.

Архиерейский крест и панагия

Обещаю же ся во страсе Божiи и боголюбивымъ нравомъ вверенное ми стадо управляти, и усердно учити, и отъ всехъ ересей сохраняти, со всякимъ усерднымъ тщанiемъ.

Еще же и въ томъ исповедаюся, яко не злата или сребра обещанiемъ и даянiемъ на сiе служенiе прихожду, но туне, избранiемъ Святаго Собора Епископовъ.

Къ симъ же обещаюся ничтоже творити ми по нужде, аще и отъ сильныхъ лицъ или отъ множества народа нудиму, аще и смертiю ми воспретятъ, веляще что сотворити ми вопреки божественнымъ и священнымъ правиломъ; ниже въ чуждей епархiи литургисати, или ино что священныхъ деяти безъ воли епархiи оныя Архiереа, такожде не рукополагати ми ниже iереа, ниже дiакона, ниже инаго каковаго клирика чуждыя епархiи, ниже прiимати я въ мою епархiю безъ отпускныхъ грамотъ своихъ имъ Архiереевъ.

Архиерейский жезл

Обещаваюся врученную ми паству по обычаю Апостолъ посещати и назирати: како пребываютъ вернiи въ вере и во исправленiи делъ благихъ, а наипаче iереи; и смотрети съ прилежанiемъ, учити и запрещати, дабы расколы, суеверiя и ереси не умножалися, и дабы противнiи христiанскому благочестiю и благонравiю обычаи не повреждали христiанскаго житiя.

Съ противными Церкви Святей, съ разумомъ и кротостiю поступати, по Апостолу Павлу, яко рабу Господню не подобаетъ сваритися, но тиху быти ко всемъ, учительну, незлобиву, съ кротостiю наказующу противныя, еда како дастъ имъ Богъ покаянiе въ разумъ истины.

Еще же по заповеди Господней: воздадите кесарева кесареви и Божiя Богови, обещаваюся быти вернымъ и добрымъ гражданиномъ страны нашея.

Вся же та, якоже днесь обещахся, до последняго издыханiя, ради будущихъ благъ, исполняти обещаваюся: буди ми сердцеведецъ Богъ обещанiя моего свидетель.

Омофор

Во истиннемъ же и усерднемъ моемъ правленiи и действiи да будетъ Самъ той Спаситель нашъ Iисусъ Христосъ ми помощникъ, Емуже купно со Отцемъ и Духомъ Святымъ, да будетъ слава и держава, честь и поклоненiе, ныне и присно и во веки вековъ. Аминь.»

Подписанное в особой грамоте исповедание и обещание нареченный вручает первенствующему архиерею. После многолетия нареченный отводится в алтарь и начинается обычным порядком Божественная литургия.

Самое рукоположение во епископа совершается сразу после пения Трисвятого, перед чтением Апостола. Старший из иереев и протодиакон приводят хиротонисуемого к царским вратам, и он приемлется архиереями внутрь алтаря. Сняв архимандритскую митру, сделав три поклонения пред престолом и приложившись к нему, он становится на оба колена и полагает руки крестообразно и главу на престол. Архиереи возлагают на главу хиротонисуемого разогнутое Евангелие, письменами вниз, как бы руку самого Господа, который возвышает хиротонисуемого, но вместе с тем подчиняет его закону Евангелия. Первенствующий возглашает тайносовершительную молитву и священнослужители поют, как обычно, «Господи, помилуй» трижды. Митрополит трижды благословляет хиротонисуемого по главе и читает две тайные молитвы, в то время как все остальные архиереи, подобно первенствующему, полагают на главу хиротонисуемого свои правые руки. Второй по старшинству архиерей тихо произносит в это время мирную ектению, в которой поминает рукополагающего и рукополагаемого. Лик в это время протяжно поет по- гречески «Кирiе елеисон», как и при хиротонии во диакона и пресвитера.

После прочтения молитвы снимают с хиротонисанного крест и фелонь, и иподиакон подносит архиерейские одежды: саккос1, омофор, крест (епископский), панагию и митру. Приняв каждое из этих одеяний, хиротонисанный испрашивает на него благословение у каждого из архиереев, целуя их руки, и облачается. При облачении каждого одеяния возглашается: «Аксiос» – достоин. По облачении все архиереи целуют новохиротонисанного, и он занимает первое место среди хиротонисавших его епископов и второе после митрополита. В качестве такового ему предоставляется и весьма видное место в дальнейшем совершении Божественной литургии: он говорит «Мiръ всемъ» перед чтением Апостола, осеняет дикирием и трикирием народ после чтения Евангелия и после Херувимской песни, произносит после сугубой ектении возглас «Яко милостивъ и человеколюбецъ Богъ еси...», на великом входе принимает от старейшего пресвитера св. Чашу и произносит соответствующее поминовение, преподает священнослужителям во время их причащения св. кровь Христову и произносит с осенением дикирием и трикирием возглас: «Спаси, Боже, люди Твоя...».

По окончании литургии разоблачаются все архиереи в алтаре, новопосвященного подводят к митрополиту, и он возлагает на него, благословив, архиерейскую рясу, панагию, мантию с источниками, клобук и дает ему вервицу (четки). Все архиереи выходят на амвон и там митрополит, произнеся соответствующее поучение, вручает новохиротонисанному архиерейский жезл, после чего последний, держа жезл в левой руке, благословляет народ обеими руками на все четыре стороны к востоку, западу, югу и северу. Обыкновенно после этого все архиереи уходят, а новохиротонисанный раздает молящимся антидор.

Архиерейская мантия

В завершение этого краткого описания епископской хиротонии приведем слова блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого), первого предстоятеля РПЦЗ, о духовном смысле великолепных богослужебных облачений и украшений иерархов Православной Церкви (саккос, митра, жезл, орлецы и др.): «...различные украшения иереев и иерархов были усвоены им римскими императорами по подобию украшений военачальнических и царских, но смиренные пастыри и архипастыри, тяготясь такими знаками отличия, истолковали их значение в совершенно ином, духовном смысле: украшения военачальнические они приняли как знамение борьбы с врагом и искусителем, роскошные царские далматики, головные повязки и государственные гербы под ногами своими истолковали в смысле нищенского рубища и тернового венца. Исполняя глагол Христов: больший из вас да будет вам слуга, – они оправдывали своей жизнью подобные значения одежд, ибо на высоте святительских престолов они не умаляли своего монастырского правила, своих поклонов и постов, но умножали сии подвижнические труды множеством пастырских трудов и скорбей.»

Составлено по следующим источникам:

1. Чинъ нареченiя и хiротонiи во епископа.
2. Архиеп. Аверкий (Таушев). Литургика.
3. Речь еп. Антония (Храповицкого) 15 марта 1902 г. на вручение архимандритского жезла священномученику Фаддею (Успенскому), впоследствии архиепископу Тверскому, казненному в 1937 г.

1. Не все архиереи издревле имели право носить саккосы. В древности саккосы (прежде бывшие царским одеянием) носили лишь патриархи и митрополиты, а епископы носили крещатые фелони («полиставрон»). Так было и в России, и только со времени императора Петра Великого епископы стали облачаться в саккосы.

Home
© Вестник Германской Епархии, 2000-2001