ТОЛКОВАНИЕ НА ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ  
Архим. Юстин (Попович)  

ПРИТЧА О РАБОТНИКАХ В ВИНОГРАДНИКЕ
(20, 1–16)

20, 1–2 Этот мир – виноградник Божий. Люди созданы Богом, чтобы быть работниками в винограднике Божием. Работники получают от Бога оплату своего труда: дары Божии. Среди этих даров на первом месте стоит – радость от труда в винограднике Божием. Виноградник Божий, этот мир есть насаждение Божие. Все здесь от Бога. А люди? Чтобы вошли в работу Божию, чтобы занимались Божиим насаждением. Все существа, все создания, все твари составляют виноградник Божий, и суть Церковь Божия (Кол 1, 16–20). Тут хозяин Сам Господь Христос. Люди для того пребывают в мире, чтобы чуствовать себя в нем, и работать в нем как в винограднике Божием. В этом отношении полна евангельской мудрости и радости эта величественная архиерейская молитва на св. литургии: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноградъ сей и утверди и, егоже насади десница Твоя».

20, 3–4 Есть люди, которые в первое время своей земной жизни не считают этот мир виноградником Божиим, делом Божиим, домостроительством Божиим. Для них этот мир-базар, а они сами – праздные бездельники. Разными способами, и прежде всего через Ангелов, Господь им напоминает, будит, пробуждает, вразумляет, чтобы пришли в себя, пришли к сознанию, что этот мир – виноградник Божий, имение Божие, а люди всего лишь праздные бездельники до тех пор, пока не примутся за работу в нем, в этом имении Божьем. Бог никого не оставляет без вознаграждения, причем без справедливого вознаграждения: что следовать будетъ, дамъ вамъ (стих 4). На деле этой притчей решена проблема труда, занятости и незанятости. Мысль Спасителя: эта жизнь – работа в винограднике Божием. Бездельники – это все те, которые не вопринимают жизнь таким образом. Работа в мире как в винограднике Божием и есть назначение человека в этом мире. Без этого работа становится скукой, и мукой, и отчаянием, и проклятием. Все это на самом деле – праздность.

20, 5–7 Многие люди по разным причинам, долгое время не чувствуют Бога и не знают, и не хотят, чтобы Он существовал; при этом они не считают этот мир делом Божиим, виноградником Божиим. Это те, кого позвали в полдень и в пять часов пополудни. Разными способами Господь их призвает на работу в этом мире как в винограднике Своем, призвает их через Своих Апостолов, Святых и всех праведников и молитвенников Церкви Своей; призвает их солнцем, луной, роскошными небесами, благоухающими цветами и чудными хорами распевающих птиц. Пока эти люди не опомнятся и не пойдут на работу Божию, они стоятъ праздно. Вообще, не работать в мире как в винограднике Божьем, это пагубная праздность. Что вы стоите здесь целый день праздно? (стих 6). Разве вы не видите, что мир около вас весь Божий, что все это устроено Богом, что это – виноградник Божий: Царство Небесное. А вы? Вы тут, чтобы делать дело Божие, работу Божию, чтобы содействовать Богу. Так только вы почувствуете, что земной мир – часть Царства Небесного, да и самое Царство Небесное. Если ощутишь этот мир как виноградник Божий, то ты уже в Царстве Небесном: над тобой, вокруг тебя, в тебе господствуют небесные законы, небесные истины, правда, любовь. А ты? Ты – работник в Царстве Небесном, который обрабатывает в себе небесные мысли, небесные чувства, небесные расположения.

20, 8–16 Существует два мерила труда человеческого: Божие и человеческое. По мерилу Божию плата дается всем одинаково. Ибо? – Доброта есть Божие мерило. Бог всегда смотрит в сердце труженика, на его расположение, а не на количество работы. Бог дает плату, имея ввиду всего человека, все, что входит в его существо, в его жизнь. А люди? – всегда несовершенны и недовершены в своих оценках и суждениях. Человек никогда не бывает достаточно мудр, чтобы правильно оценить поступки Божии. Отсюда и упрек: разве я не властенъ въ своемъ делать, что хочу? или глазъ твой завистливъ отъ того, что я добръ? (стих 15). Доброта Божия в глазах человека иногда выглядит несправедливой и странной. Особенно для задавак, которые переоценивают свою человеческую деятельность в винограднике Божием. Это те первые, позванные въ третьемъ часу. А забывают они самое главное. «Я насадилъ, Аполлосъ поливалъ, но возрастилъ Богъ; посему и насаждающiй и поливающiй есть ничто, а все Богъ возращающiй» (1 Кор 3, 6–7). – Последнiе становятся первыми своим смирением, между тем как первые становятся последними своей похвальбой; ибо много званныхъ, а мало избранныхъ (стих 16). – Избранные это те, которые постоянно имеют чувство своего личного недостоинства перед Богом; которые постоянно исполнены смирения перед Богом и делом Божиим; которые все приписывают Богу, а себе ничего кроме грешности.

СПАСИТЕЛЬ О СВОЕМ СТРАДАНИИ
И СМЕРТИ (20, 17–19)

20, 17–18 В нашем земном мире тайна жизни неразрывно связана с тайной смерти. Смерть и жизнь – это двуединая тайна в человеческом существе. Только в Богочеловеке Христе окончательно решается и тайна жизни, и тайна смерти. Решается воскресением Христовым. – «Сынъ Человеческiй (стих 18)? – Воплощение всего возвышенного, праведного, истинного, Божественного, вечного, богочеловеческого; одним словом – Богочеловек: совершенный Бог и совершенный человек; в Нем воплощена и совершенная человековость, и совершенная человечность. Как таковой, Богочеловек Господь Христос и побеждает смерть воскресением Своим и дарует роду человеческому жизнь вечную. И такое чудное существо осуждаютъ на смерть, кто?– Сознательные богоборцы, богоубийцы: первосвященники и книжники, Кого они осуждают на смерть? Божественную Истину, Божественную Правду, Божественную Любовь: одним словом– Богочеловека. То же самое делают все христоборцы и христоубийцы всех времен. Это те, которые Христа и все относящеееся к Нему предаютъ язычникамъ: на поруганiе и бiенiе и распятiе, и въ третiй день воскреснетъ (стих 19). – Язычники? – Все, которые в Сыне Человеческом не видят Христа Бога. Ибо в Нем не видеть Бога, значит: воистину быть язычником и духовным слепцом. Ибо кто в Нем не видит Бога, не увидит Его ни в звездах, ни в солнце, ни в небесах, ни в земных творениях. «Ибо въ Немъ обитаетъ вся полнота Божества телесно» (Кол 2, 9). Будучи таким, Он на все богоборчество и богоубийство отвечает, как поистине Единый Человеколюбец, всемудро и всемилостиво: воскресением Своим.

ВЛАСТВОВАТЬ ЛЮДЬМИ – СЛУЖА ИМ
(20, 20–28)

20, 20–21 Возвышенная мать возвышенных сыновей молит Спасителя, чтобы ее сыновья всегда были с Ним в царстве Его. Но при этом она не предвидела одного: что это достигается особенным приготовлением. Тут нет «протекции»; это надо заслужить. Как? Как Спаситель – страданием ради Него, а именно: облачением в Него, охристовлением через вохристовление (ср. Гал 3, 26–28; Рим 13, 14). 20, 22–23 Все человеческое должно охристовиться, чтобы оно могло вечно быть со Христом. Тут участвует весь человек и все Троичное Божество. В Своем богочеловеческом смирении Господь Иисус переносит на Отца Своего Небесного дарование Царства Небесного и раздачу вечных наград. Всудьбе человеческой участвует весь Бог и весь человек, Сам Бог лично и сам человек лично. Но в самой глубине своей, тут все – Божие. Следует через христоустремленные и богоустремленные подвиги воздать «Богу Божие». А это – весь человек, все тело и вся душа его, ибо все это есть Божие (1 Кор 6, 20; ср. Мф 22, 21).

20, 24–28 Святые братья Воанергесы вызвали решение очень крупной проблемы: проблемы власти. Богочеловек Господь Христос решил ее как никто никогда до Него и после Него. Проблема власти в действительности есть проблема иерархии бытия и сил, проблема небоземного пространства. Ибо одно и тоже начало и одно и тоже устройство как на небе, так и на земле. На небе: все большее служит меньшему; все низшее получает все для существования от высшего; а все вместе – от Наивысшего. Также и в духовном и материальном мире, в природе: солнце, самое важное и самое большое светило, служит всем меньшим светилам, раздавая им себя, теплоту, свет; оно служит маленькой земле, и всему на ней. Через всю природу Бог служит всем творениям и всей твари. Исключение из этого сделали люди своим эгоцентричным, и самостным, и гордым самолюбием. Они управляют, заповедуя, а не служа. Богочеловек пришел, чтобы это исправить: чтобы и между людьми ввести всеобщий Божественный закон неба– управлять людьми, служа им. Это новозаветный, евангельский, богочеловеческий способ управления и властвования над людьми. В этом и новизна евангельской власти и евангельского управления = Церкви; в ней наивысший и наибольший смиренно служит самым малым и самым низким. Самих светозарных Ангелов Господь в Церкви сделал служебными духами для людей, чтобы они служили людям и их спасению (Евр 1, 14).

Это богочеловеческий, евангельский закон богочеловеческого общества, воцерковленного и оцерковленного общества, вечного и богочеловеческого общества, общности, братства. А все другое – это, по сути дела, насильственное объединение, тираническое уравнивание всех с каждым, и каждого со всеми. Благовестие и заповедь Богочеловека Своей Церкви следующая: Вы знаете, что князья народовъ господствуютъ надъ ними и вельможи властвуютъ ими: но между вами да не будетъ такъ; а кто хочетъ между вами быть первымъ, да будетъ вамъ рабомъ; такъ какъ Сынъ Человеческiй не для того пришелъ, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупленiя многихъ (стих 25–28).

Этим Господь разграничил и полностью отделил евангельское, богочеловеческое управление людьми от светского, человеческого, «гуманистического». Евангельски понятое первенство: быть первым в ревностном служении богоустремленным людям, их спасению от греха, смерти и диавола, тому, что бессмертно, вечно, божественно в них. Совершенный пример этого Сам Богочеловек Христос: Он между людьми – неустанный слуга, который постоянно служит их спасению, обогочеловечению, обожению, охристовлению. А Церковь? Она в этом отношении только воплощение Богочеловека, Его служения, Его евхаристического домостроительства спасения мира.

ИСЦЕЛЕНИЕ
ДВУХ ИЕРИХОНСКИХ СЛЕПЦОВ (20, 29–34)

20, 29–34 В теле человеческом нет большего чудотворца, чем глаза. В них как бы содержится вся тайна человеческого существа: и небоземная тайна тела, и богообразная тайна духа. При помощи глаз человек всегда пребывает в сердце своего загадочного существа, всегда связан с вечным и богочеловечным, с бессмертным и нетленным. Исцеляя иерихонских слепцов от слепоты, Спаситель служит непосредственно их спасению от греха как от всепричины всех болезней. Но зачем людям зрение без света? Богочеловек служит людям, давая им свет и все, что служит свету, зрение и все, что служит зрению. А всецель, которой служит Богочеловек и все что относится к Нему – исцеление всего человека от греха, смерти и диавола = спасение = обогочеловечение.

Чего Спаситель требует от людей, показывают двое слепцов: ощущения своей человеческой немощи и ожидания от Господа Иисуса всемогущества; то есть, веры в Иисуса как Господа, Исцелителя и Спасителя. При этом слепцы еще показывают, как следует общаться с Богочеловеком, и чего ожидать от Него. Помимо того, иерихонские слепцы – изобретатели самого трогательного вопля человеческого, направленного Богочеловеку Христу: «Господи, помилуй насъ!» (стих 30–31). Мы, люди, не располагаем многими словами, когда находимся перед чудным Гоподом и Спасителем. Вот, слепцы для нас – учители в молитве.

Как себя почувствовали слепцы, когда они прозрели и первым делом перед собой увидели божественно дивного Господа? Об этом нам взволнованный Евангелист говорит всего лишь тремя словами: и они пошли за Нимъ (стих 34). Ибо что-то их взяло и повело, что-то божественно дорогое, и возвышенное, и мощное, ибо? – ибо они действительно увидели перед собой всечудного и чарующего Господа и Спасителя, Богочеловека Христа.

Как тогда, так и всегда с того времени: когда люди духовно прозревают, они всегда глазами веры видят во Христе Иисусе своего Бога и Спасителя. А потом? – оставляют все и идут за Ним через все время и через всю вечность. Аслепцы духовные, которые довольны своей темнотой, остаются в своем мраке, утверждая, что нет ни Бога, ни Христа, ни Господа, ни Спасителя.

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ВХОД СПАСИТЕЛЯ
ВО ИЕРУСАЛИМ (21, 1–11)

21, 1–3 При этом событии Спаситель весьма естественным образом показывает Свое всеведение, и оно представляется нам, людям, совсем естественным. А вместе с божественным всеведением – и божественное всемогущество. И то, и другое относится даже и к сокровенному расположению владельца. Все происходит по словам Спасителя, как будто небо сошло на землю, и люди послушны Господу как Ангелы. Это для того, чтобы Господь показал как все, что есть главного в этом мире, предвидено и предсказано Богом. Бог разными способами участвует в событиях человеческой истории. Это и естественно, и необходимо. Когда Бог руководит событиями, тогда пророчества совсем естественны. На самом деле, воля Божия – это естественность естественного и естественность естества. Нет ничего чудесного в том, чтобы рассматривать Бога как имманентного, в некоторой мере, деятеля во всем. Нет сомнения, естественное в своей основе есть Божие, и Божие – естественно. Поэтому святые Апостолы чутко и послушно исполняют это указание Спасителя. Исполняют как что-то соверешенно естественное, потому что оно приходит от Него, Творца и Господа естества и естественного. Таинственным образом ткется некая таинственная связь между кроткимъ царемъ и народом, которая расцветает в необыкновенную радость и восхищение. Народ восторженно приветствует Иисуса не только как пророка, но, по Блаженному Феофилакту, как исключительного Пророка = Мессию = Спасителя мира1. Поэтому люди простирают перед Господом Иисусом не только одежды свои, но и сердца свои. «Осанна» – это арамейское слово, которое означет: спаси.

ГОСПОДЬ ИЗГОНЯЕТ ТОРГОВЦЕВ
ИЗ ХРАМА (21, 12–16)

21, 12–13 Храм – это обиталище Бога, следовательно – домъ молитвы, ибо с Богом общаются прежде всего молитвой. Если в храм входят с корыстолюбивым, сребролюбивым желанием, то храм превращается в вертепъ разбойниковъ. Боголюбивая молитва – это выражение и излияние боголюбия. Самостная молитва – это слуга грехолюбивого самолюбия. Настоящая молитва всегда богоустремленна, и поэтому человеколюбива, потому что всегда помогает и умножает то, что есть в человеке божественного и богоустремленного. Поскольку храм – дом молитвы, он есть тем самым школа бессмертности человеческой, школа беспредельности человеческой, школа вечности человеческой ибо он обессмертствует, обезграничивает, овечнует то, что в человеке есть богоустремленного, богообразного.

В переносном смысле: душа – это обиталище Бога, если она домъ молитвы, если она молитвенная. Молитвенная же значит, что она богоустремленная и желает жить с Богом и в Боге. Но душа превращается в вертепъ разбойниковъ, если она не молится: ее окрадывают и разграбляют, ее делают больной страсти как разбойники. И все, что относится к ней, относится к вертепу разбойников. Сребролюбие, самолюбие, ненависть, похоть, гордость, пакость, злоба, зависть и остальные грехи превращают душу в вертеп разбойничий. Если появляется в душе какое бы то ни был евангельское желание или богоустремленная мысль, страсти как разбойники набрасываются на нее со всех сторон, чтобы ее уничтожить и погубить. Большим трудом душа превращается в домъ молитвы = в обиталище Бога. Как? Принуждением себя к молитве, постепенным приучением себя к святым добродетелям евангельским, пока они не станут составной частью нашей души и не вытеснят из нас всех разбойников = все страсти. А добродетели эти суть: вера, молитва, пост, любовь, кротость, смирение, терпение и другие. В этом святом лике добродетелей – молитва предводительница.

21, 14 Храм – это домъ молитвы – дом Божий, и поэтому дом милости для всех слабых, хромых, слепых. Они исцеляются от всех болезней Богом, непосредственно или опосредованно. Молитва – посредник; она низводит целительную силу Божью на больных, особенно через священников, а иногда и непосредственно. Воплотившись, Богочеловек претворил тело человеческое в дом Божий, ибо Им тело человеческое стало телом Божиим. Поэтому Церковь есть и называется телом Христовым, телом Богочеловека. Христиане – сотелесники этого Богочеловеческого тела, которое есть дом Божий – домъ молитвы. Поэтому все настоящие христиане – «свои Богу» (Еф 2, 19). Исцеление всех недугов совершается в Церкви, которая есть дом Божий, тело Христово. В ней как таковой пребывают и струятся все Божественные силы; а они не терпят ничего болезненного, смертного, греховного, диаволова, но все это изгоняют из человека, исцеляя его от всех болезней и недугов.

21, 15–16 Сколько упорства во грехе! сколько слепоты! Перед первосвященниками и книжниками Спаситель совершает очевидные Божественные чудеса, а они Его упрекают в том, что народ славит Его как Сына Давидова, как Мессию, как Спасителя. Народ и дети чувствуют и видят Божественность в Иисусе, и славят Его, ибо они имеют чистое сердце. А чистое сердце и есть око души, которым человеческое существо смотрит и видит Бога и Божие. Спаситель и в этом случае хвалит детей, о которых Он раньше говорил, что им принадлежит Царство Небесное. Христопознание – это дар Божий, который Бог дает человеку за чистое сердце. Не может человек хвалить и славить Христа, пока ему Бог не откроет, что Иисус действительно Богочеловек, действительно Спаситель от греха, смерти и диавола. Во все времена и для всех людей всегда истинно слово Спасителя: «Никто не знаетъ Сына, кроме Отца; и Отца не знаетъ никто, кроме Сына, и кому Сынъ хочетъ открыть» (Мф 11, 27; ср. Ин 6, 44–45). А Сын хочет открыть каждому, кто желает. Ибо? – Его всеистинное благовестие: «приходящаго ко Мне не изгоню вонъ» (Ин 6, 37).

(Продолжение следует)

Home
© Вестник Германской Епархии, 2000-2001