ТОЛКОВАНИЕ НА ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ  
Архим. Юстин (Попович)  

О СВЯТЫНЕ БРАКА И О БЕССТРАСТИИ (19, 1-12)

До того, как фарисеи приступили к Нему с искушением, Спаситель предлагает им доказательство Своего всеведения и всемогущества. И в Галилее, и в Иудее человек состоит из одной и той же материи, из тех же составных частей. Все человеческое известно Христу, и нет ничего в человеке, что могло бы представить неожиданность для Господа, что могло бы Его смутить и вызвать неправильное суждение о человеке. Нет вопроса, носимого человеком в своей душе, на который Господь не мог бы дать совершенного ответа. Один и тот же основной грех сущностью своей присутствует во всех человеческих душах и во всех человеческих телах. У милосердного Спасителя есть как любовь, так и могущество, чтобы спасти человека и от любого греха, и от всех болезней. Спаситель проявляет одинаковую любовь ко всем больным;

19, 1-2 а любой человек - больной, как только предстанет пред лицом Его. Человек в Галилее и человек в Иудее - рабы одной и той же болезни. С большой любовью Спаситель исцеляет и человека из Галилеи, и человека из Иудеи. Евангелист благовествует: Когда Iисусъ окончилъ слова сiи, то вышелъ изь Галилеи и пришелъ въ пределы Iудейскiе за-Iорданскою стороною. За Нимъ последовало много людей, и Онъ исцълилъ ихъ тамъ (стих 12).

19, 3-6 В существе полов есть нечто Божественное, нечто святое, и поэтому нечто безгрешное. Ибо и оба пола сотворил безгрешный Бог как нечто «доброе зъло» (Быт 1, 31). Это показывают слова Спасителя: Сотворившiй въ началъ мужчину и женщину сотворилъ ихъ... и сказалъ: посему оставить человъкъ отца и мать и прилъпится къ женъ своей, и будутъ два одною плотiю... Итакъ, что Богъ сочеталъ, того человъкъ да не разлучаетъ (стих 4-6). Такое единство полов указывает на их безгрешное общение, ибо они созданы безгрешными. Вторжение греха в человеческую природу огреховило и оба пола; грех разлился и по их природе и деятельности. Но то, что действительно для человеческой природы как Богом созданной целостности, действительно отдельно для полов. Грех разлучил то, что Бог сочетал; внес в половые отношения зло, греховность, сладострастие, страстность, хаотичность. Оба пола изуродованы и сбиты с пути грехом, как и остальные составные части человеческой природы. Грех - это основа и сила ненормальности; он оненормалил оба пола и их отношения, разлил по ним тьму и мрак; нарушил и Божественный порядок вообще, и в области пола. Грех разлучил и разлучает то, что Бог соединил и соединяет.

19, 7-9 То, что оскверняет, лишает святости, огреховляет пол, это страстность, сладострастие как греховная сила. Сладострастие вызывает блуд, прелюбодеяние как сознательное святотатство психофизического единства двоих супругов. Любовь объединяет, потому что она есть «соузъ совершенства» (Кол 3, 14), совершенства и в браке (ср. Еф 5, 22-32); прелюбодеяние разъединяет, ибо оно все происходит от несвятости, от сладострастия, от ненормального употребления пола. Если есть прелюбодеяние, то нет Богом данного и Богом обещанного святого единства двух супругов. Уступая сладострастию, человеческое сердце ожесточается и становится сладострастным, и ненормальное разжение половое считает нормальным и естественным, хотя все это ненормально и неестественно, противонормально и противоестественно. Поэтому Спаситель и говорит: по жестосердiю вашему (стих 8), по огреховленности сердца от сладострастия.

19, 10-12 Обладать бесстрастием - это нормальное, Богом созданное состояние человеческой природы. Бесстрастный пол - это пол безгрешный, святой, без примеси сладострастия, страсти, похоти. В небесном мире: бесстрастность Ангелов; в земном мире: идеальная бесстрастность, по человечески осуществленная, в Богочеловеке Христе; в Нем «нътъ мужескаго пола, ни женскаго», все едино суть (Гал 3, 28; Кол 3, 11). Это Богочеловеческое бесстрастие Богочеловек разливает по душам членов тела Своего - Церкви, особенно святых подвижников. Своим святодобродетельным и святотаинственным жительством святые и достигают бесстрастия, как евангельского идеала человеческого существования в мире. Поэтому, по христомудрому учению святых Отцов, бесстрастие, а через него и обожение и охристовление, и есть цель всех христоустремленных подвигов христиан на земле. До грехопадения бесстрастие было нормальным состоянием наших прародителей. К этому нормальному состоянию люди возвращаются через евангельские подвиги: через святые таинства и святые добродетели. Поэтому это и есть заповедь для всех, а не только для исключительных личностей. Святой Григорий Богослов благовествует: Когда Спаситель по этому поводу говорит Не всъ вмъщаютъ слово сie, но кому дано (стих 11), Он не исключает никого, ибо это дается каждому, кто хочет, кто трудится, подвизается1. Об этом свидетельствуют слова Спасителя в 12-м стихе. Этот стих мог бы также означать и следующее: какое-то тонкое бесстрастие течет через человеческое естество как целостность, поэтому оно его и ощущает как идеал, цель; иногда это бесстрастие сгущается в одну личность, и рождаются скопцы, которые изъ чрева матерняго; иногда люди святыми подвигами освобождают от состояния страстности свою душу, свое тело, все свое существо для Царства Небеснаго - это скопцы, которые сами себя оскопили. Святой Златоуст благовествует: Когда Спаситель говорит: сдълали сами себя скопцами, то разумеет не отсечение телесных членов, - да не будет этого! - но истребление злых помыслов. Отсечение телесных членов всегда считалось делом диавольским и подлым злоухищрением Сатаны. Не всъ вмъщаютъ слово сiе, но кому дано (стих 11). А дано тем, которые хотят2.

ГОСПОДЬ БЛАГОСЛОВЛЯЕТ ДЕТЕЙ (19, 13-15)

19, 13-15 Свое благовестие о святыне брака и святости бесстрастия Спаситель тут же подтвердил делом. Тогда приведены были къ Нему дъти, чтобы Онъ возложилъ на нихъ руки и помолился; ученики же возбранили имъ. Но Iисусь сказалъ: пустите дътей и не препятствуйте имъ приходить ко Мнъ, ибо таковыхъ есть Царство Небесное. И возложивъ на нихъ руки, пошелъ оттуда (стих 13-15). - Эта Божественная любовь и нежность Спасителя к детям исключительно трогательна и многозначительна. Дети - маленькие ангелы в теле человеческом. В каждом много неба, много небесного. Ребенок? - Смотри, это частица неба на земле; смотри, это частица небесной истины, частица небесной правды, частица небесного бесстрастия. На это указывают чудесные слова Спасителя: ибо таковыхъ есть Царство Небесное... Спаситель благословил детей и молился Богу о них, ибо жизнь - слишком серьезная и скорбная тайна, чтобы дети могли без Бога войти в нее и жить ею. Ученики запрещали приводить детей к Господу Иисусу не по гневу или по ненависти, но по желанию, чтобы они не мешали Господу при проповеди Евангелия и Царства Небесного. В ответ на это Спаситель дает Своим ученикам новое богочеловеческое благовестие: дети самим тем, что они дети, обладают Царствием Небесным в незлобивых душеньках своих. Во взрослых сладострастие сделало свое: вытеснило или вытесняет все небесное, Божественное, бесстрастное; уменьшает Божественную истину в человеке, и небесную правду, и небесную любовь, через которую небо и царствует среди ангелов и среди людей. Если уменьшается таким образом небо в душе человеческой, тогда уменьшается над ними и настоящее небо, родина святых духов, жилище Бога. Пример? - «Отче нашъ»: «да будетъ воля Твоя яко на небеси и на земли». А она бывает на земле через наше упражнение в евангельских, Божественных, небесных, святых добродетелях.

КАК ОБРЕТАЕТСЯ ЖИЗНЬ ВЕЧНАЯ (19, 16-30)

19, 16 Проблема бесстрастия, глубже поставленная, выливается в проблему вечной жизни и проблему совершенства, ибо Спаситель уравнивает понятие вечной жизни с понятием совершенства (стих 16 и 21). И Богом решает эту мучительную триединую проблему: Богу все возможно (стих 26). В восприятии и сознании совопросника жизнь вечная органически связана с добром: Учитель Благiй! что сдълать мнъ добраго, чтобы имътъ жизнь въчную? (стих 16). Вечное и благое — это синонимы. Абсолютное Благо и абсолютное Вечное перекрываются. Через каждое доброе дело в душу человеческую нисходит понемногу вечного, понемногу вечности. Соделанное добро, - это уже осуществленная частица вечного в человеческом существе и жизни. Какая-то Божественная сила струится через любое добро и разливается по человеческому существу, ибо любое добро своим тончайшим нервом связано с Богом и приходит от Бога. И, приходя от Бога, оно приносит нечто Божие. Осуществленное в человеке, оно его делает вечным, и человек становится рассадником вечного, бессмертного. Богообразному и поэтому богоустремленному существу человеческому свойственно стремиться к вечному, к Божественному, к бессмертному. Человеку, даже извращенному и окарличенному грехом, естественно ставить и решать вечные проблемы. Под насилием греха и страстей в человеке существуют захиревшие ростки вечного и бессмертного, но верой в Господа Иисуса они омолаживаются, возрастают, созревают и приносят богочеловеческие плоды.

19, 17 На потрясающий и страшный вопрос юноши Спаситель как бы раздраженно отвечает: Что ты называешь Меня благимъ? Никто не благъ, какъ только одинъ Богъ (стих 17). Если Я только учитель, тогда я не настолько добр, Божественно добр и силен, чтобы решить вопрос вечной жизни. Этот вопрос может решить только Тот, кто Сам имеет вечную жизнь и Кто может давать вечную жизнь. Если я. только учитель, а это значит только человек, а не Бог и Господь, тогда я не в состоянии решить твой вопрос. Никто не благъ какъ только одинъ Богъ, настолько благ, что может дать самое великое благо: жизнь вечную. Только Совершенное Благо, - а это Бог, Богочеловек, - знает и имеет Совершенную Жизнь, Вечную Жизнь, и может ее дать. И всесторонее решить проблему вечной жизни на земле. И решает Он ее прагматически, опытно, очевидно: соблюденiемъ заповъдей Божiихъ = практикой святых добродетелей евангельских. Каждая совершённая заповедь Божия вносит в человека жизнь, вечную жизнь, и он чувственно и опытно сознает, что такое жизнь и как решается проблемы жизни. В конце каждой совершённой заповеди, как пути, стоит жизнь вечная. Каждая заповедь Божия и есть путь, который ведет человека в жизнь вечную. Исполнением заповедей Божиих человек преодолевает смерть и смертное, выходит из плена смерти и входит в царство бессмертия, в царство вечной жизни. Теперь мы знаем тайну: исполнение заповедей Божиих есть всепобеждающее средство, которым человек побеждает смерть и получает жизнь вечную.

19, 21 Что такое совершенство? Соблюдение всех заповедей Божиих = всех добродетелей евангельских. А их человек может соблюдать, только если весь пойдет за Господом Христом, весь без остатка. Нищета ради Христа, Который как Богочеловек и есть вечное неистощимое небоземное богатство. Первый подвиг, который открывает путь совершенства: Христа ради отказаться от всего имънiя и раздать нищим, ибо это доказывает, что тебе Христос Господь стал всем и вся во всех мирах. Ты ничего не имеешь кроме Него. А имея Его, - имеешь все: и землю и небо, и бессмертие и вечность, и Истину и Правду, и Любовь и Мудрость. Одним словом: обретая Богочеловека Христа, ты обретаешь жизнь вечную, обретаешь вечного Бога и вечного Человека. Только тогда и легко и радостно идти за Господом Христом, когда оставишь все. Оставляя ради Него все на земле, человек тут же получает сокровище на небесахъ, все на небесах, все блага небесные. Оставляя землю, это зернышко песка у подножия неба, человек обретает целое небо, и небеса небес. А это дает и может дать человеку только Творец и Господь неба: Богочеловек Христос.

19, 22-24 Если человек что бы то ни было и кого бы то ни было предпочитает Господу Христу, он не может идти за Ним путем совершенства. Если любит человек что-либо или кого-либо больше Христа, он не может ни решить проблемы жизни, ни стяжать жизнь вечную. А это страшное мучение для духа, невыносимая боль для сердца, и разочарование, и отчаяние, и наконец - смерть. Поэтому Спаситель и подчеркивает ученикам Своим горькую истину эту: истинно говорю вамъ, что трудно богатому войти въ Царство Небесное (стих 23). А насколько пагубно смертоносно для человеческой души предпочитать Господу Христу кого и что бы то ни было, потрясающе показывают слова Спасителя: И еще говорю вамъ: удобнъе верблюду пройти сквозь иголъныя уши, нежели богатому войти въ Царство Божiе (стих 24). Эти слова относятся к любому человеку, любящему кого бы то ни было или что бы то ни было больше, чем Господа Христа, ставящего выше Христа, будь то семья, супруг, супруга, родина, призвание, профессия, имущество, золото, серебро, мир, наука, философия, или что-либо другое. К каждому такому человеку можно отнести эти страшные слова: удобнъе верблюду пройти сквозь иголъныя уши, нежели богатому войти въ Царство Божiе.

19, 25-26 В сущности спасения нельзя ожидать от людей, и оно не может совершаться человеческими силами. Ибо спасение - это спасение от греха, смерти и диавола. Тут беспомощен и человеческий ум, и человеческая логика, и человеческая наука, и человеческая философия, вообще вся человеческая природа, все человеческое; тут все принадлежит Богу и зависит от Бога: от Бога, Который есть в Богочеловеке, и от человека, который в Богочеловеке. Человек может спастись только Богочеловеком. Поэтому Спаситель благовествует: Человъкамъ это невозможно, Богу же все возможно (стих 26). Возможно спастись Богочеловеком и в мире, который весь, и сверху и снизу, и спереди и сзади, пленен грехом, смертью и диаволом. Возможно, что и верблюд пройдет через иглины уши, т. е. что человек, беспомощный раб греха, смерти и диавола, освободится из этого чудовищного рабства, этого триединого ада, и войдет в Небесное Царство. И еще: что он, идолопоклонник = вещепоклонник = язычник отбросит свое идолопоклонство = свое поклонение вещи = свое язычество, и познает единого истинного Бога и Господа - Христа Иисуса, и таковым войдет в Царство Небесное. Из-за своей греховности человек перестал правильно знать себя, границы своего могущества, границы своих мыслей, границы своих чувств. Сила человеческая настолько умалена со всех сторон грехом, смертью и диаволом, что человек вообще не может себя спасти от греха, смерти и диавола, даже и в мыслях представить это спасение, или чувством его ощутить, или волей осуществить. Отсюда и возникает отчаянный вопрос Апостолов: Такъ кто же можетъ спастись? (стих 25). - На этот вопрос возможен только один ответ, и он дан Спасителем: Богу все возможно (стих 26), возможно то, что людям невозможно; только Безгрешный и Бессмертный и Всебожественный спасает от греха, смерти и диавола.

19, 27 Апостол Петр как бы объясняет ответ Спасителя и подкрепляет личным примером, и при этом примером многочисленным: вотъ, мы оставили все и послъдовали за Тобою (стих 27). Богатый юноша не сделал этого, а мы сделали. Прекратилась наша влюбленность в вещи этого мира; прекратилось наше идолопоклонство, наше вещепоклонство, наше обоготворение материи, и мы - послъдовали за Тобою. Значит: мы прошли через иглины уши, и идем за Тобою. А куда же мы идем, и что же будетъ намъ? (стих 27).

19, 28 В ответ Спаситель благовествует: истинно говорю вамъ, что вы, послъдовавшiе за Мною, въ пакибытiи, когда сядетъ Сынъ Человъческiй на престолъ славы Своей, сядете и вы на двънадцати престолахъ судить двънадцать колънъ Израилевыхъ (стих 28). - Да, вы унаследуете жизнь вечную; и все, что вы оставили ради Меня, получите многократно Вам принадлежит суд над вселенной, над родом человеческим. Почему? Потому что оставили все ради Меня, еще не прославившегося, но пребывающего среди вас как слуга, в униженном и поруганном теле человеческом; и Я еще не победил смерть, не обезоружил диавола, не сокрушил ада. А вы уверовали в Меня как Спасителя от греха, смерти и диавола; а это как верблюду пройти через иглиные уши; поэтому - Царство Небесное и жизнь вечная, которые Я вам даю как Победитель смерти и Спаситель мира, принадлежит вам.

19, 29 К этому благовестию Спаситель прибавляет еще и это: и всякiй, кто оставитъ домы, или братьевъ, или сестеръ, или отца, или мать, или жену, или дътей, или земли, ради имени Моего, получитъ во сто кратъ и наслъдуетъ жизнь въчную (стих 29). - «Каждый», к какому бы ни принадлежал народу, когда бы ни жил, если он предпочтет Господа Христа всему - получит все это сторицею, и жизнь вечную. Свидетели тому бесчисленные святые: Мученики, Исповедники, Апостолы, Бессребренники, Преподобные, святые Отцы, Праведники, и остальные усердные христиане. Всех их всебогатый Богочеловек - Господь Христос обогатил и обогащает, Своим небоземным Евангелием: непреходящими благовестиями и блаженствами за веру в Него и любовь к Нему через нашу жизнь в святых таинствах евангельских и святых добродетелях евангельских.

19, 30 С пришествием Богочеловека в земной мир все меняется. Меняются и ценности, и мерила. Весь суд принадлежит Богочеловеку (Ин 5, 22; 9, 39): суд о всем, о Боге и о человеке, и всем между Богом и человеком. И этот суд Богочеловек переносит на Своих святых учеников (стих 28). На деле, первая и величайшая ценность в этом мире и есть Богочеловек Христос: ибо Он есть всецелый Бог, воплощенный в человеке, и всецелый человек в Боге. Нет сомнения, в Богочеловеке мы имеем и всего Бога, и всего человека; совершенного Бога и совершенного человека. Благодаря Богочеловеку Господу Иисусу, мы, люди, знаем, что есть Бог и кто есть Бог, что такое человек и кто такой человек. Все ценности распределяются по отношению к Господу Христу как Богочеловеку. Он есть непогрешимое мерило всего Божественного и всего человеческого; и всего существующего. В отношении к Нему и Им распределяются и отсчитываются все люди. И те первые, и те послъднiе, и все остальные между первыми и последними. Послъднiй в глазах людей, как только уверует в Господа Христа и возлюбит Его больше всего, одним этим становится первым, первым до Христа, до Бога. Много раз первый в глазах людей становится последним, если не верит в Господа Христа, если не отвергнет свое идолопоклонство, будь то вещепоклонство, идеепоклонство, мыслепоклонство. До какого бы то ни было рода идолопоклонства не достигает ничто Христово. А это уже ад. Святой Златоуст боговдохновенно благовествует: Спаситель сказал: человъкамъ это невозможно, Богу же все возможно (стих 26) не для того, чтобы ты ослабевал в духе и удалялся от дела спасения, как невозможного; нет, он сказал это, чтобы ты, сознавая великость предмета, тем скорее принялся за дело спасения, и, с помощью Божией вступив на путь этих прекрасных подвигов, получил жизнь вечную. Каким же образом невозможное сделается возможным? Если ты откажешься от своего имения, раздашь его нищим и оставишь злые вожделения. Если будешь делать это упорно и постоянно, то и невозможное станет возможным, и так постепенно и мало по малу восходи по лестнице, ведущей на небо. Иначе, страсть к богатству есть некоторый новый, ужасный и неизлечимый род сумашедствия3.

(Продолжение следует)

1. Слово 37.
2. Слово 62, 3-4; с. 599-600.
3. Беседа 63,2-3, с. 606-7

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000