СЛОВО НА ПРИТЧУ О БОГАЧЕ И ЛАЗАРЕ  
Архиепископ Марк  

(ЛК 16, 19-31)

Богатый себе пламеню огненному осуди сластнымъ житiемъ; убогiй же Лазарь нищету избравъ въ семъ житiи, сподобися нескончаемой радости.
(Недъля пятая Святаго поста, канонъ на богатаго, и на Лазаря)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
Дорогие братья и сестры!

Притча о богаче и Лазаре напоминает нам о нашем состоянии падшего человека, утерявшего все; напоминает нам о тех благах, которые когда-то у нас были. Все было у человека. Он обладал нетлением и блаженством, самообладанием и неподвластностью, он имел беспечальную и неозабоченную жизнь, он занимался божественными делами. Он мог взирать на благо чистым и обнаженным от всякого покрывала разумением. Все это понятно из книги Бытия, в которой описывается миросоздание: как человек был создан по образу Божию, жил в раю, пользовался всеми блаженствами, имея одно только прещение - не вкушать от плода познания добраго и лукавого. Все другие растения давали ему жизнь, давали ему ведение, давали ему нетление, и только от одного древа он не должен был вкушать.

Все мы, дорогие братья и сестры, находимся в таком же положении, как тот богач, утративший все свое богатство, страдающий в огне и умоляющий Авраама послать Лазаря, чтобы он омочил его язык и дал ему этим облегчение страданий. Как же нам не стенать и не рыдать, зная, что все утеряно: все высокое - унижено, созданное по образу небесного - оземленилось, поставленное царствовать - поработилось, сотворенное для бессмертия - растлено смертью, пребывавшее в райском наслаждении - переселено в эту болезненную, многотрудную страну, неподвластное и свободное - ныне под господством величайшим и множайшим, так что мы даже не можем исчислить всех наших немилосердных повелителей. Ибо каждая страсть, гнездящаяся в сердце, когда она возобладает им, делается властелином порабощенного человека, и употребляет наши помыслы в угоду себе. Раздражительность, гнев, страх, дерзость, состояние печали или греховного удовольствия, ненависть, ссора, бесчеловечие, жестокость, ласкательство, памятозлобие, нечувствие - все это наши мучители. И как долго мы терпим это мучение, как долго мы не противимся этому рабству! Мы восстаем, как только попадаем в физическое, внешнее рабство, а о своем духовном рабстве давно забыли, потому что забыли о том, что такое свобода.

Что же лечит нас, что может нам помочь в этом униженном состоянии? Плач, ублажающий плач учит нас обращать взор к истинному благу, не погружаться в настоящую прелесть этой жизни. Слово Божие признает плач блаженным, и мы поем на каждой почти литургии:
блажени плачущiи, яко miu утьшатся. Вот наше утешение в этом страшном, униженном состоянии, в которое мы сами себя ввергли.

Богач из евангельской притчи проводит настоящую жизнь в удовольствиях. Но тот, кто наслаждается настоящим, не будет искать духовного ни в этой, ни в будущей жизни. Поэтому Моисей и приказал иудеям даже в праздник пасхи есть бесквасный хлеб и приправой к еде примешивать горькое зелие. Бесквасный хлеб, опреснок, по учению святых Отцов означает ненадымающуюся душу, терпеливо несущую иго послушания, а горькое зелие - невольные скорби и добровольную горечь неленостного поста.

Здесь, на земле, в стране изгнания неизбежно нас постигают бедствия - как следствие греха. И великий Давид, достигший в высоту царского служения, обращается ко Господу: Увы мнъ, - говорит он, - яко пришельствiе мое продолжися (Пс 119, 5).Стенает его душа! Изображая свое тяготение к небесным обителям, он взывает: Желаетъ и скончавается душа моя во дворы Господни... яко лучше день единъ во дворъхъ Твоихъ паче тысящъ; изволихъ примътатися въ дому Бога моего, паче неже жити ми въ селенiихъ грьшничихъ (Пс 83, 2. 11). Вот тяготение христианской души, даже до Христа. Тем более - для нас, дорогие братия и сестры, ведь мы знаем, что имеем возможность вернуться в небесные обители, во дворы Господни. Почему же мы привязываемся к этой тленной земле, унижая себя, уничижая свое достоинство?

Безымянный богач, не достойный даже имени, услышал от Авраама: помяни, яко воспрiялъ еси благая твоя въ животъ твоемъ, и Лазарь такожде злая (Лк 16, 25). Зло и благо здесь рассматриваются с точки зрения богача, считающего, что то благо в этой жизни, что легко, что дается ему без особого подвига. Зная же, что плачущие ныне утешатся, Авраам прибавляет, что Лазарь нынъ здъ утъшается, ты же отражаешь (Лк 16, 25). Неразумие или злоумие привело богача к тому, чтобы проводить жизнь, далекую от заботы о ближнем. Не видел он Лазаря у своих дверей, не замечал он его, не кормил его, не ублажал, не заботился о его ранах. Это - жизнь, далекая от Бога, ибо она далека от ближнего.

Первоначально Бог дал нам одно только благо и запретил к хорошему примешивать стремление испытывать худое, то есть вкушать от древа познания. Но человек, имея все необходимое для насыщения плоти и духа, жадностью своей пресытился противным, т. е. вкусил преслушания Божия слова. Он не пожелал прислушиваться к повелению Божию. Он имел все, но восхотел иметь еще больше. С тех пор человеку неизбежно соприкасаться и с тем, и с другим - и с печальным, и с веселящим. Все нам дается двояко. Век сей противопоставлен веку иному. Даже веселие двояко: в настоящем веке одно, а в предстоящем - иное. Страдания Лазаря принесли ему веселие в будущей жизни. Веселие же и пиры богача стали источником его вечных страданий.

Когда мы обращаем взор на истинное веселие, на вечную радость, мы приближаемся к Богу, к источнику милости и попечения о нас. Праведник чувствует близость Божию, о чем свидетельствует Соломон, говоря: праведникъ яко левъ уповаетъ (Притч 28, 1). Сам Господь уверяет нас: еда не можетъ рука Моя спасти? Или отягчилъ есмь слухъ Мой, еже не услышати? Господь рядом с нами, Он всегда готов на помощь. Он Сам указывает на причину удаления от Него:
гръси ваши разлучаютъ между вами и между Богомъ (Ис 59, 1. 2). Из слов Авраама: пропасть велика утвердися между вами и нами (Лк 16, 26) видно, что неправедные удалены не только от Бога, но также и от праведных. А близость к Богу достигается скромным образом мыслей и скромным поведением. Близъ Господь, - говорит царь Давид, - сокрушенныхъ сердцемъ и смиренныя духомъ спасетъ (Пс 33, 19). Аминь.

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000