ПОУЧЕНИЕ НА 54-Е ЗАЧАЛО ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ЛУКИ,  
ЧИТАЕМОЕ ВО ВСЕ ПРАЗДНИКИ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
  
ЕП. ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ)  
Спаситель мира, во время странствования Своего по земле, в юдоли нашего изгнания и страданий, посетил двух благочестивых жен, родных сестер, Марфу и Марию, живших в селении, соседнем Иерусалиму, Вифании. У них в Вифании был свой дом. Они имели брата – Лазаря, удостоившегося именоваться другом Богочеловека и Его Апостолов [Ин 11, 11]. Из Евангелия видно, что Господь не раз посещал дом благочестивого семейства. При одном из таких посещений Он воскресил Лазаря, уже четыре дня лежавшего во гробе.

Святой Евангелист Лука повествует, что при упомянутом ныне посещении Господом этого дома, Марфа занялась угощением вожделеннейшего гостя, а Мария села у ног Его, и внимала слову Его. Марфа, заботясь единственно о том, чтобы угощение было самым удовлетворительным, просила Господа, чтобы он повелел Марии помочь ей. Но Господь отвечал: Марео, Марео, песчешися и молвиши о мнозе; едино же есть на потребу. Маръя же благую часть избра, яже не отнимется отъ нея [Лк 10, 41, 42]. По объяснению святых отцов, Марфою таинственно изображается благочестивый телесный подвиг, а Мариею – душевный [Блаж. Феофилакт и многие другие Отцы]. Повесть о настоящем посещении Господом двух сестер читается, по установлению Церкви, во все праздники Божией Матери. По этим двум причинам рассматривание содержащихся в повести события и учения должно быть особенно занимательным.

Марфа была старшею сестрою, и представляется Евангелистом как хозяйка дома. Она принимает Спасителя в дом, она распоряжается угощением, приготовляет пищу, убирает трапезу, приносит блюда. Служение ее – непрерывающаяся деятельность. И телесный труд, по старшинству, занимает первое место в подвижнической жизни каждого ученика Христова. «Телесным деланием, – сказал святой Исаак Сирский,– предваряется делание душевное, как сотворением тела Адаму предварено сотворение души его. Не стяжавший телесного делания не может иметь делания душевного: второе рождается от первого, как колос от посеянного нагого пшеничного зерна» [Слово 56]. Телесный подвиг заключается в исполнении евангельских заповедей телесно. Сюда относятся: подаяние вещественной милостыни, принятие странных, участие в разнообразных нуждах и страданиях нуждающегося и страждущего человечества. Сюда относятся целомудрие тела, воздержание от гнева, от роскоши, от увеселений и рассеянности, от насмешек и пересудов, от всех слов, которыми выражается злоба и нечистота сердца. Сюда относятся пост, бдение, псалмопение, коленопреклонения, стояние на молитве в храме и в келлии. ... Телесный подвиг постепенно очищает душу от страстей и знакомит ее с духом Евангелия. Евангельские заповеди, будучи исполняемы на деле, мало по малу передают исполнителю живущие в них глубокую мысль и глубокое чувство, сообщают исполнителю Истину, Дух и Жизнь. Телесный подвиг имеет свой предел и конец: эти предел и конец заключаются в решительном переходе подвижника к подвигу духовному. Решительным переходом увенчивается переход постепенный. Служение Марфы окончилось, когда угощение Господа было совершено.

Маръя, седши при ногу Iисусову, слышаше слово Его [Лк 10, 39]. Положение, принятое Мариею, служит изображением состояния души, удостоившейся вступить в духовный подвиг. ... Достигший служения Богу духом оставляет наружные делания, оставляет попечения о иных способах Богоугождения, или употребляет их умеренно и редко, в случае особенной нужды. Духом своим он повержен к ногам Спасителя, внимает единственно Его слову, сознает себя созданием Божиим, а не самобытным существом [Пс 99, 3], сознает себя возделываемым, а Бога делателем [Ин 15, 1], предает себя всецело воле и водительству Спасителя. Очевидно, что такое состояние доставляется душе более или менее продолжительным телесным подвигом. И Мария не могла бы сидеть у ног Господа и устремлять все внимание к учению Его, если бы Марфа не приняла на себя попечение о приеме. Служение и поклонение Богу Духом и истиною есть та благая часть, есть то блаженное состояние, которое, начавшись во время земной жизни, не прекращается, как прекращаются телесные подвиги, с окончанием земной жизни. Благая часть пребывает неотъемлемою принадлежностью души в вечности, в вечности получает полное развитие. Благая часть не отъемлется от души, стяжавшей ее, пребывает навсегда ее собственностью.

Телесный подвиг очень часто окрадывается весьма важным недостатком. Недостаток этот заключается в том, когда подвижник упражняется в подвиге безрассудно, когда дает подвигу излишнюю цену, когда совершает телесные подвиги для них самих, ошибочно заключая в них и ограничивая ими все жительство свое, все богоугождение свое. С такою неправильною оценкою всегда сопряжено уничижение духовного подвига, стремление отвлечь от него занимающихся им. Это случилось с Марфой. Она сочла поведение Марии неправильным и недостаточным, а свое более ценным, более достойным уважения. Милосердный Господь, не отвергая служения Марфы, снисходительно заметил ей, что в ее служении много излишнего и суетного, что делание Марии есть делание существенное. Этим замечанием Господь очистил подвиг Марфы от высокоумия, и научил совершать телесное служение со смирением. Точно! Телесный подвиг, еще не озаренный духовным разумом, всегда имеет в себе много суетного. Трудящийся в нем, хотя и трудится ради Бога, но трудится в ветхом человеке; на ниве его с пшеницей вырастают и плевелы; он не может быть свободным от влияния на его образ мыслей и деятельность плотского мудрования. Необходимо всем нам обратить должное внимание на наставление, сделанное Господом, и добрые дела наши, совершаемые при посредстве тела, совершать с величайшим смирением, подобно рабам, обязанным исполнять волю Господа своего, немогущим исполнять эту волю как должно по причине немощи и греховного повреждения. Занимающимся телесным подвигом очень полезно знать, что есть другой подвиг, несравненно высший, подвиг душевный, осененный Божественной благодатью. Неимеющий духовного делания, сказал Исаак Сирский, пребывает чуждым даров Духа [Слово 56], каковы бы ни были его телесные подвиги. Великий наставник монашествующих уподобляет телесное делание, одно само по себе, когда ему не соответствует делание ума во внутренней клети, ложеснам бесплодным и сосцам сухим: потому что телесное делание разуму Божию приближаться не может [Святый Исаак, слово 58, по ссылке, сделанной преп. Нилом Сорским. Предисловие к преданию.]. Это видим на Марфе. Она так была занята своим трудом, так уверена была в значении его, что не просила у Господа распоряжения Ему благоугодного, но предложила свое разумение и свое распоряжение, ходатайствовала, чтобы они были исполнены.

Почему чтение этой Евангельской повести установлено святою Церковию во все праздники Божией Матери? Потому что Богоматерь принесла Богочеловеку возвышеннейшее телесное служение и возвышеннейшее служение духа, слагая все глаголы Его въ сердцы своемъ [Лк 2, 51], соблюдая все случавшееся с Ним с младенчества и все относившееся к Нему слагающи въ сердцы своемъ [Лк 11, 27]. Для объяснения этого прилагается к повести из следующей главы Евангелия воззвание к Господу некоей жены, слышавшей учение Господа: блаженно чрево, носившее Тя, и сосца, яже еси ссалъ [Лк 11, 27], и ответ Господа на это воззвание: темже убо блажени слышащъи Слово Божъе и хранящъе е [Лк 11, 28]. Ответ Божий на суждение человеческое! Суждение человеческое признало Богоматерь блаженною единственно за рождение ею Богочеловека: Богочеловек возвышает достоинство Богоматери, назвав особенно блаженными слышащих слово Божъе и хранящих его. Это блаженство Божия Матерь имела превыше всех человеков, внимая словам Богочеловека и храня их с таким сочувствием, какого не имел никто из человеков. Здесь опять дано преимущество служению духа перед служением телесным, в противоположность суждению человеческому.

... И холодный, и разгоряченный телесный подвиг, чуждый душевного, чуждый того духовного разума, который требуется словом Божиим и должен быть душою телесного подвига, пагубен. Он вводит в самомнение, в презрение и осуждение ближних, вводит в самообольщение, образует внутреннего фарисея [Преп. Григорий Синаит. 137 глав, гл. 19. Добротолюбие, ч. 1.], отчуждает от Бога, сочетавает сатане.

Когда благодать Божия обильно осенит подвижника: тогда открывается в нем обильный душевный подвиг, руководствующий к христианскому совершенству. Тогда открывается душе ее греховность, доселе скрывавшаяся от нее! Тогда ... возникают молитва и плач в самой глубине души, произносятся умом и сердцем при молчании уст, возносятся к небу, повергают молящегося к ногам Спасителя, содержат у ног Спасителя: душа, в исповедании своей греховности и бесконечного величия Божия, входит в совершенство, вводится в совершенство десницею всеблагого Бога, который и создал человека, и воссозидает его. Благослови душе моя, Господа, очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя, избавляющаго отъ истленъя животъ твой, венчающаго тебя милостъю и щедротами. Обновится яко орля юность твоя [Пс 102, 2-5] всемогуществом обновившего естество наше в Себе и обновляющего нас Спасителя. Аминь.

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000