ХРИСТОСЪ РАЖДАЕТСЯ, СЛАВИТЕ!  
СВЯТ. ИОАНН ШАНХАЙСКИЙ И САН ФРАНЦИССКИЙ  

«Тайно родился еси въ вертепе, но небо Тя всемъ проповеда, яко уста, звезду предлагая, Спасе.»

Тихо, бесшумно сошел на землю и воплотился Сын Божий.

Как капля росы падает на землю, так Сила Вышнего осенила пречистую Деву, и родился от Нее Спаситель мира.

Но мир не заметил великого дела, совершенного Богом. Люди были заняты каждый своими заботами, внимание их было направлено на дела житейские и на громкие мирские события.

Рим укреплял свою власть над народами и свою государственную мощь. Греция развивала искусства и предавалась утонченному служению плоти. Восточные народы пытались в явлениях природы найти ответы на все запросы духа.

Иудеи горячо жаждали освобождения от чужеземной власти и ждали избавителя в лице Мессии – земного царя.

Однако, житейские дела не давали удовлетворения людям, даже когда они были успешны. Все сильнее чувствовалось «томление духа» по правде и ощущалось, что мир, погрязая в суете и пороках, грядет к гибели.

Не только иудеи ждали избавителя; но лучшие из язычников находились в ожидании Некоего, Который спасет человечество от гибели.

Но каждый по своему представлял себе Его пришествие, и, будучи сам плотским, не мог помыслить о духовном. Iудеи знаменiя просятъ, и Еллини премудрости ищутъ (1 Кор 1, 22).

И никто не ждал Спасителя кроткого и смиренного сердцем, облеченного не земной, а небесной славой.

А таким именно был хотяй всемъ спастися и въ разумъ истины прiити (1 Тим 2, 4).

Не внешней силой или кичливой мудростью пришел Он воцариться над народами, не «привиденiе устрашая» (молитва водосвятия), а в зраке раба пришел Спаситель поднять на Себя грех Адамов, понести на Себе тяжесть человеческую, быв доступен каждому.

Сынъ человечь не прiиде, да послужатъ Ему, но да послужитъ, и дастъ душу Свою избавленiе за многи (Мк 10, 45; Мф 20, 28).

Соответственно сему рождается Он в вертепе, в малом граде, куда на врея переписи прибыло богатое лишь добродетелями семейство бедного плотника Иосифа.

Никто из живущих на земле не представлял себе, что в таком убожестве появится Избавитель и придет к людям Царствующий над всеми тварями.

И даже сам князь тогдашнего мiра сего, гордый противник Божий – диавол, оказался обманутым и не узнал в Родишемся Того, Кому позавидовал, когда еще был ангелом. Сокровенная от его власти предвечная тайна о спасении рода человеческого могла познаться лишь теми, кто внимают голосу с неба и туда устремляют свои взоры.

Услышали пастыри ангелов, поющих плотское Христово пришествие, те бедные Вифлеемские пастухи, единственным источником мудрости коих была открытая книга премудрости Божией, явленной в красоте Его творений, не тронутых грешной рукой человеческой.

А не услышавшему ангельского пения всему остальному человечеству небо ярким светом воссиявшей на нем звезды словно устами возвестило, что во Своя прiиде Светъ истинный, иже просвещает всякаго человека, грядущаго въ мiръ (Ин 1, 11. 9).

Ко всем обращалось небо, поведающее славу Божию. Но лишь цари-волхвы, искавшие в нем откровения судеб Божиих и готовые всюду пойти, чтобы найти истину, уразумели голос неба. Собравши свои сокровища, чтобы принести в дар новорожденному Царю, они оставили свои престолы, покинули родную землю и пошли, сами не зная куда, следуя лишь течению звезды, возвещавшей им путь к Царству вечному.

Тяжел был путь, но свет звезды Вифлеемской освещал его. И мудрецы-волхвы, преодолевая все препятствия, шли по стезям, указываемым небом, отрешившись от своей воли. Звезда привела их в Иерусалим, где они услышали писанное слово Божие, а затем в Вифлеем, где они узрели воплощенное Слово, Бога во плоти, и поклонились Солнцу Правды.

Мир продолжал бушевать своими страстями.

Ирод, узнав о рождении вечного Царя, искал убить Его; не нашедши Его, он умертвил множество младенцев, но так и не смог убить тайно Рожденного в вертепе.

Тайна сия для живущих по стихiямъ мiра оставалась тайной. Он стоял посреди людей, а они Его не знали (Ин 1, 26).

Лишь постепенно открывался Он чистым сердцем, искавшим правды, готовым стоять за истину, открываясь и тем, кто желал очищения сердца, кто готов был свою волю покорить воле Небесной.

И настало время – свет Вифлеемский озарил все концы вселенной.

Ныне опять бушует мир! Одни готовы были бы убить Младенца и стараются стереть Его Имя, другие словно Его не замечают. Но посреди нас стоит Он, открываясь тем, кто испытуетъ свиденiя Его, и всемъ сердцемъ взыщутъ Его (Пс 118, 2). Вскую шаташася языцы и людiе поучишася тщетнымъ (Пс 2, 1)! Жезломъ железнымъ, яко сосуды скудельничи, сокрушитъ Он прогневляющих Его (Пс 2, 9).

А звезда Вифлеемская вновь незримо сияет над миром, призывая все народы и каждого человека устремить свой взор к небу, горе иметь сердце, припасть к Новорожденному и возрадоваться, радостию велией, ибо с нами Бог! Съ нами Богъ, разумейте, языцы, и покаряйтеся, яко съ нами Богъ! (Ис 8, 9. 10)

Христосъ родися!

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000