ТОЛКОВАНИЕ НА ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ    
Архим. Юстин (Попович)    

(см. предыдущий выпуск)

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ

(17, 1–13)

17, 1 Показав Своим последователям путь к царству Божиему, Спаситель им спустя шесть дней после этого показывает царство Божие. Евангелист благовествует: По прошествiи дней шести, взялъ Iисусъ Петра, Iакова и Iоанна, брата его, и возвелъ ихъ на гору высокую однихъ (стих 1). – Почему Спаситель берет только этих учеников с Собой на гору? Потому что они превосходили остальных учеников: Петр силой любви к Иисусу; Иоанн особой любовью Иисуса к нему; а Иаков ответом своим, который он дал вместе с братом своим, что они могут испить чашу, которую будет пить Спаситель (Мф 20, 22). И не только одним ответомь но и делами, ибо их Спаситель назвал «сынами громовыми». И этой троице учеников Спаситель дал возможность ясно почувствовать и увидеть царство Божъе. 17, 2 Сказано во втором стихе: И преобразился предъ ними: и просiяло лице Его какъ солнце, одежды же Его сделались белыми какъ светъ (стих 2).

Преображение Богочеловека Христа? В действительности, Преображение есть самое совершенное Богоявление: Бог стал человеком, стал телом, живет в теле, сияет из тела, чтобы показать, что и тело, что и материя для Господа (ср. 1 Кор 6, 13–20). Христос это: (Кол 1, 15) = облик, икона, образ, лик, изображение Бога невидимого. И Он, «образ Божий» и Богочеловек преобразился, все Его тело заблистало вечным Божественным светом, и явилось обоженным, Божиим. Преображением Своим Господь показал, что и тело создано для того, чтобы быть обиталищем и проводником вечного и несотворенного света Божия, что весь Бог живет в нем, через него и им. Как новый Адам, Господь этим показал, что человеческое тело для того и создано, чтобы в нем жил Бог, и светит и лучится из него, преображая его из силы в силу, и из славы в славу.

Господь Христос стал человеком для того, чтобы Собою как Богочеловеком, как Церковью преобразить человека в благодатного богочеловека. Как это? При помощи святых тайн и святых добродетелей все человеческое существо объять Богом, исполнить Богом, пронизать светом Божественным, обожить. И это сбывается с каждым верующим в Церкви, которая и есть тело Богочеловека, и как таковая всегда полна преображающей силы, всегда излучает из себя и через себя Божественный свет и им преобразует, охристовляет, обогочеловечивает членов Церкви соответственно их подвигам евангельским. Церквь постоянно живет Богочеловеком и всем, что принадлежит Ему, ибо весь Он и все Ему принадлежащее продолжается в Церкви через все века веков, даже и само Преображение Его. Несмотря на то, что это личное переживание Спасителя, Преображение становится Церковью соборным переживанием. Лоза = Богочеловек, а на Нем ветви, которые всегда живут Богочеловеком.

Только Богочеловек совершенно и полностью преобразил человека Богом. И все, что Он принес и дал, Он принес и дал людям, чтобы они по Его примеру преобразили себя Богом. А это и совершается в Богочеловеческом организме Церкви, которому Богочеловек Христос есть и тело, и глава. Благовестие новозаветное: Богочеловек Христос есть (Кол 1, 15) = облик, икона, образ, лик, изображение Бога невидимого. – И этот «образъ Бога невидимаго», Бог Логос стал человеком, чтобы человека, сотворенного «по образу Божъю», образу, который сам человек извратил грехом, обновить, преобразить, и притом в Церкви, которая есть тело Его (Кол 1, 12–23). И мы в Церкви преображаемся в то же подобие, в тот же образ, от славы в славу, как от Господня Духа (2 Кор 3, 18).

Сущностный признак царства Божиего есть: материя лучится Божественным светом, причем не только материя, составляющая тело Богочеловека Христа, но и та, которая окружает Его тело – одеяния. Лишь в Преображении Спасителя открыта настоящая красота материи. Она призвана быть передатчиком вечного Божественного света: лучиться им. В Преображении Своем Спаситель открыл план Божий о материи. Божественное назначение материи: быть обиталищем царства Божия.

17, 3 Евангелист благовествует: И вотъ, явились имъ Моисей и Илiя, съ Нимъ беседующъе (стих 3). В явлении царства Божия через Преображение участвуют два величайших пророка: Моисей и Илия. Почему? Потому что многие считали Иисуса Илией или каким-то пророком, и потому что Его часто обвиняли как нарушителя Моисеева закона. И Бог, чтобы показать, что это обвинение Иисуса – дело зависти и пакости, являет в Преображении Спасиеля, что Моисей и Илия – слуги Господа Иисуса. Славный законодатель Моисей является и говорит с Иисусом при Преображении Его. Будь Иисус нарушителем Моисеева Закона, Моисей бы не явился здесь как Его собеседник и слуга. Если бы Иисус не был Сыном Божиим, то пламенный Илия, горящий херувимской ревностью о делах Божиих, не согласился бы покориться и подчиниться Иисусу. Как Моисей, так и Илия бессмертны: один – представитель умерших, другой – представитель живых, ибо он был вознесен на небо живым. И тот, и другой появляются как слуги Господа Иисуса. И этим показывают, что Иисус имеет власть над живыми и мертвыми. Моисей, который умер и чья смерть описана в Библии, появляется при Преображении Спасителя живым. Этим Спаситель хотел ободрить Своих учеников, чтобы они не боялись ни креста, ни смерти.

Сказано в третьем стихе: съ Нимъ беседующiе. О чем они беседовали? – На этот вопрос отвечает Евангелист Лука, описывая Преображение Спасителя: «И вотъ, два мужа беседовали съ Нимъ, которые были Моисей и Илiя: явившись во славе, они говорили объ исходе Его, который Ему надлежало совершить въ Iерусалиме» (Лк 9, 30–31). – Значит, говорили с Господом Иисусом о Его Богочеловеческом домостроительстве спасения, которое Ему предстояло совершить страданием и воскресением. Этим открыта ученикам истина, что Мессия должен быть страдальцем на земле, как пророчествовал пророк Исаия (53, 3–12).

Нет сомнения, что Преображение Спасителя – это введение в Его Воскресение, подготовка и предпосылка. Действительно, одно от другого неотделимо: и Преображение, и Воскресение бывает Богом, Богочеловеком. Единое органическое целое: в Церкви, как и в личности Богочеловека. Очевидно, что в свете Преображения видно все Богочеловеское домостроительство спасения. И Преображение, как составная часть домостроительства спасения, становится ясным только в завершающем подвиге этого домостроительства: в Богочеловеском воскресении. Поэтому Спаситель и повелевает трем очевидцам Преображения Его: никому не сказывайте о семъ виденiи, доколе Сынъ Человеческiй не воскреснетъ изъ мертвыхъ (стих 9).

17, 4 В Вокресение нельзя войти, минуя Преображение. Преображение – это такой неизреченный свет, и радость, и блаженство для человеческого естества, что совершенно оправдано восхищенное желание и всеусердная просьба Петра: Господи! хорошо намъ здесь быть; если хочешь, сделаемъ здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илiи (стих 4). Петр это предложил потому, что слышал, как Моисей и Илия говорят со Спасителем о Его страдании, о кресте и о всех голгофских страданиях после ухода в Иерусалим. И, боясь за Господа Иисуса, он предложил оставаться здесь, на горе Фаворе; «хорошо намъ здесь быть»; хорошо, ибо здесь Илия, низводящий огонь с неба; ибо тут Моисей, который говорил с Богом; и никто не узнает, что мы здесь.

17, 5 Очевидно, апостол Петр еще не мог усмотреть необходимости Богочеловеческого страдания, смерти и воскресения. Отсюда и напоминание Божие изъ облака сияющего: «Его слушайте» (стих 5); то есть Он единственный знает, что входит в Богочеловеческое домостроительство спасения. Свет говорит, – это величественно и страшно. Поэтому ученики пали на лица свои и очень испугались (стих 6). Свет говорит Савлу на пути в Дамаск. Поэтому такой страх у Савла. Преображение – изменение всего тела человеческого в свет: все расплавляется в свет, и разливается и переливается, и претворяется. Как будто тело Иисусово соткано из того же материала, из какого и свет. Видно, что материя вся составлена из света, из световых зерен, из световых атомов. Судя по Преображению Спасителя, материя в сущности состоит из света и сводится на свет как свою пра-сущность и праприроду. Богочеловек и все творение Его говорит светом, мыслит светом, живет светом, действует светом (ср. Иоан. 8, 12; 1, 4–9; 1 Сол 5, 5). Грехом люди вовлекли тьму в себя и в окружающий их мир. Отсюда происходят все наши человеческие претыкания, и падения, и пропадания. Богочеловек преобразился для того, чтобы нам показать, что нам на пути к воскресению необходимо преображение всего нашего: и сердца, и ума, и воли, и души, и тела. Мы христиане? – Преображаемся в облик Христов из славы в славу, как Духом Господним (2 Кор 3, 18; 1 Кор 15, 48–49; Фил 3, 20–21).

17, 7–8 Очевидцы Преображения Спасителева, три ученика, не могли без страха и ужаса перенести необыкновенный свет Преображения. Видя Моисея и Илию живыми; видя сияющее облако, и услышавши глас Божий из облака, ученики пали на лица свои и очень испугались (стих 6). Но Iисусъ приступивъ коснулся ихъ и сказалъ: встаньте и не бойтесь (стих 7). Бог «обитаетъ въ неприступномъ свете» (1 Тим 6, 16). Когда человек приступает к этому свету, он должен испытать страх. Но Спаситель не объясняет Своим ученикам того, что они видели. Он предоставляет им самим задуматься над этим и осмыслить это событие. В чудесном Преображении Своем Спаситель не рассказал о Себе как о Боге, но показал Себя как Бога. И ученики возведши очи свои, никого не увидели, кроме одного Iисуса (стих 8).

17, 9 Евангелист благовествует: И когда сходили они съ горы, Iисусъ запретилъ имъ, говоря: никому не сказывайте о семъ виденiи, доколе Сынъ Человеческъй не воскреснетъ изъ мертвыхъ (стих 9). – Спаситель не просто сказал, но и запретил ученикам Своим кому-либо говорить о Преображении Его, до тех пор, пока Он не воскреснет из мертвых. Почему? Потому что еще не пришло время, чтобы открылось все Его Богочеловеческое домостроительство спасения, и люди могут соблазниться, когда увидят Его на кресте, где Он страдает, умирает и терпит унижение. До Воскресения никто бы не поверил в Преображение Христово. Только Воскресение Христово дает достаточно причин, чтобы человек мог веровать во все чудеса Христа, совершенные Им до Его Воскресения. После Воскресения ученики не могли соблазниться, потому что они приняли Духа Святого, «Духа Истины», Который их ввел во всякую Истину о Христе Иисусе и Его Богочеловеческом домостроительстве спасения, включая сюда и саму тайну Преображения.

17, 10 После Преображения у некоторых из учеников создалось оправданное убеждение, что Иисус есть – Мессия. Убежденные в этом, спросили Его ученики Его: какъ же книжники говорятъ, что Илъи надлежитъ придти прежде? (стих 10). Да, ты, Мессия, здесь, а предтечи Твоего Илии – нет. Во времена Спасителя у евреев существовало верование, что Илия придет и приготовит путь Мессии. Это верование побудило евреев послать из Иерусалима к Иоанну Предтече священников и левитов, спросивших Предтечу: «что же? ты Илъя? Онъ сказалъ: нетъ» (Ин 1, 19–21). – Это верование евреев было основано на пророчестве Малахии (Малах 4, 5–6). Это подтвердил Сам Спаситель Своим ответом ученикам на поставленный вопрос. Евангелист благовествует: Iисусъ же сказалъ имъ въ ответъ: правда, Илiя долженъ придти прежде и устроить все; но говорю вамъ, что Илiя уже пришелъ, и не узнали его, а поступили съ нимъ, какъ хотели; такъ и Сынъ Человеческiй пострадаетъ отъ нихъ. Тогда ученики поняли, что Онъ говоритъ имъ объ Iоанне Крестителе (стих 11–13).

Пророчество Малахиино, говорит Спаситель, исполнилось в личности и деятельности Иоанна Крестителя. Ибо Иоанн и есть тот Илия, который должен был придти, и который уже пришел. Это ангел Господень открыл отцу Предтечи священику Захарии (Лк 1, 17). В словах ангела видно ясное указание на пророчество пророка Малахии. Спаситель говорит: Илия уже пришел, и не узнали его. – Это значит: еврейский народ не узнал Предтечу Иоанна как Предтечу Мессии и не понял сущности Мессианского дела, а поступили съ нимъ, какъ хотели. – Блаженный Феофилакт говорит: евреи, позволив Ироду убить Предтечу, хотя они могли этому вопрепятствовать, тем самым стали убийцами его2.

В мире греха и смерти страдание и смерть – удел и самого Мессии, и Его Предтечи в Мессиином Богочеловеческом домостроительстве спасения и обожения. Преображение же Спасителя – это предвоскресное «царство Божъе» (Лк 9, 27); это предвоскресное царство Божъе въ силе, царство Воскресения и победы над смертью Самого Богочеловека и всех членов Богочеловеческого тела Его – Церкви. Нет сомнения, прежде Воскресения Богочеловека Господа Христа, Его Преображение – это вечный воскресный свет и сила: через все человеческое разливается и переливается воскресный свет и сила; пережить это, вкусить это, значит: не вкусить смерти (Мф 16, 28; Мк 9, 1; Лк 9, 27), предчувствовать, предвкусить, предощутить Воскресение и жизнь вечную, и всю «велъю милость», которую чудесный Господь Христос изливает Своим Воскресением на все человеческое.

ИСЦЕЛЕНИЕ ОДЕРЖИМОГО ЛУНАТИКА

(17, 14–21)

17, 14–18 Грех – это злоупотребление свободной воли. Это святоотеческое определение всякого греха, как человеческого, так и диаволова. Диавол, некогда славный Архангел, самовольно и свободно восстал против Бога, с желанием заменить Его; и в этой гордости, и в этом грехе всеь укоренился, весь воплотился, и это провозгласил своей сущностью, своим существом. Это основной грех диавола, диаволов всегрех. А лекарство? – Богочеловек со Своей всемогущей Божественной силой. А как Он становится нашим? Нашей верой в Него. Ибо нашей верой в Него, все, принадлежащее Ему, становится нашим, и мы, люди, Им и в Нем становимся благодатными боголюдьми. Стать благодатным богочеловеком – цель человеческого существа. Ради этого человек и создан богообразным. Естественно: богообразная душа человеческая богоустремленна и богоцентрична; она его приводит к Богочеловеку Христу, и в теле Его – Церкви – преобразует в благодатного богочеловека с помощью святых таинств и святых добродетелей.

В исцелении бесноватого лунатика показано Божественное всемогущество Господа Христа, и так как оно становится нашим, человеческим, то каждый христианин может вместе с апостолом Павлом радостно сказать: «Все могу въ укрепляющемъ меня Iисусе Христе» (Фил 4, 13). При этом ясно поставлен диагноз, и ясно прописано лекарство. Болезнь: неверие; лекарство: вера, которая живет и действует через молитву и пост. Порядок исцеления показывает все это: как неверие отца, так и маловерие учеников (ср. Мк 9, 17–31; Лк 9, 38–43). Духъ немой настолько овладел юношей, и был настолько силен, что ученики не могли его изгнать. Где же обещание: «власть надъ нечистыми духами» (Мф 10, 1)? Эта власть их оставила. Из-за чего? Из-за неверия (стих 20), ибо ученики, без сомнения, испугались силы духа немого и страдания юноши. Поэтому укор и скорбь Спасителя: О родъ неверный и развращенный! Доколе буду съ вами? Доколе буду терпеть васъ? (стих 17) – относятся отчасти и к ученикам. Ибо, несмотря на все Его и свои прежние чудеса, они не были уверены в Его и своем всемогуществе. Несчастный отец настолько измучен, и настолько запуган и надорван страшной силой духа немого, что у него не хватает духа для веры в исцеление своего сына. В маловерии своем он и Господу говорит: «Если что можешь, сжалься надъ нами и помоги намъ!» (Мк 9, 22). Спаситель тогда открывает вселекарство против нечистых духов, и говорит затравленному отцу: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему» (Мк 9, 23).

Все возможно человеку, который всем сердцем, всем существом, всей душой верит в Богочеловека Господа Христа, во всемогущество Его. Что такое человек? С духом нечистым – слабость и немощь, с Богочеловеком – сила и всемогущество. Эта Богочеловеческая сила делает человека настоящим человеком, таким, каким он должен быть, и с какими возможностями и целью его и создал Бог. На деле, Богочеловек – это настоящий человек, нормальный человек. Этой нормальности достигает любой человек путем обогочеловечения с помощью веры в Богочеловека. А это значит: с помощью жизни Богочеловеком и ради Богочеловека. Если у человека нет веры в Богочеловека, его любой грех низвергает в вечную смерть.

«Все возможно верующему» (Мк 9, 23); – вот, это вся новозаветная антропология, вся новозаветная наука о человеке. Человек над всем, выше всего: выше греха, выше смерти, выше диавола, выше времени и пространства, выше тления, весь выше мира3, весь в Боге, весь – бог по благодати, весь в вечности, ибо весь в богочеловечности. Нет более радостной антропологии, чем евангельская. И более действительной. Бог дает все человеку, который себя вверяет Богу верой. Подобно Богочеловеку: Бог Логос весь предал Себя человеку, весь стал человеком, чтобы человек всего себя предал Богочеловеку, и так стал бы – весь бог по благодати. От человека требуется столько же, сколько ему дается. Больше того: все оставлено на волю человека: «если сколько-нибудь можешь веровать» (Мк 9, 23). Если скажешь решительно: могу – сразу тебе принадлежит и это: «все возможно верующему» (Мк 9, 23).

Расслабленный грехом и смертностью, богосозданный человек все больше и больше терял божественные особенности, самовольно уменьшая их в себе, и все больше верил в могущество и силу зла, пока им наконец не овладело чувство полной немощи перед смертью, грехом и диаволом. И в этом: отчаяние и безнадежность. Отец одержимого бесом юноши так и выражает, не только свою личную, но и общечеловеческую немощь и безнадежность, когда со слезами отвечает Господу Иисусу: «Верую, Господи! помоги моему неверъю» (Мк 9, 24). Никогда не могу достаточно умом веровать. Во мне и около меня столько зла, столько смертей, столько демонов, столько грехов, что мне просто невозможно веровать умом, что мне – «все возможно». Чувствую: только всевера получает всемогущество. А всевера значит: всем умом, всем сердцем, всей мыслью, всей крепостью верить в Богочеловека Господа Христа; по Павлу, рассматривать все как «тщету», как «сор» ради воскресшего Христа, который божественно и богочеловечески есть все и вся для человека (Фил 3, 8–11). В соответствии с верой человеку и дается божественная и богочеловеческая сила; всевере дается всемогущество. Это очевидно у совершенных христиан: Святых. Образец настоящей веры и суть Святые. Они – ходячие Евангелия. Поэтому они и чудотворцы. Через них Царство Небесное сходит на землю, и обитает на земле как Церковь.

Весь путь от неверия ко всеверию прошли святые Апостолы. А это значит: весь путь от немощи до всемогущества. 17, 19–20 В этом случае Спаситель открывает источник их немощи перед нечистым духом: по неверъю вашему – вшф еЄт фзшыејфт ЁьЏт (стих 20). Они позже выросли верою до всеверия в чудесного Господа Иисуса; притом при помощи Духа Святого, облеченные «силою свыше» (Лк 24, 49). В этом случае, при исцелении бесноватого лунатика, Спаситель прописывает правило, объявляет закон новой жизни, нового человека, человека всеверы и всемогущества. Спаситель благовествует: истинно говорю вамъ: если вы будете иметь веру съ горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», – и она перейдетъ; и ничего не будетъ невозможнаго для васъ (стих 20).

Что это значит? Это значит: вера вселяет всего Бога в человека, со всеми Его силами и особенностями. Пример? – Святой апостол Павел: «Уже не я живу, но живетъ во мне Христосъ» (Гал 2, 20). А где Христос Бог, там и закон, и сила: закон логики – Вселогики, закон ума – Всеума, закон природы – Всеприроды. Тогда все Божие и божественное становится и логичным, и естественным, и действительным; тогда человеку все божественное поистине возможно. Тогда охристовленный человек может все, кроме зла, ибо он желает всего, кроме зла. Что, кроме зла, невозможно такому Павлу, Петру, Иоанну? Разве один из них не сказал и не свидетельствовал во имя всех верующих: «все могу въ укрепляющемъ меня Iисусе Христе» (Фил 4, 13). Главное: силой воли своей повести и привести Богу всю душу свою, все сердце свое, весь ум свой, всю крепость свою, сплавить их в единый подвиг – веры в Богочеловека, и тогда человеку даются все божественные силы и все богочеловеческие добродетели, нужные ему для вечной жизни в обоих мирах (ср. 2 Петр 1, 3–8).

Об этих истинах христомудрый Златоуст благовествует: Скажешь: когда и где апостолы переставляли горы? Я скажу, что они сделали гораздо более, воскресивши тысячи мертвых. Поистине, не столько потребно силы передвинуть гору, сколько выгнать из тела смерть. Говорят, впрочем, что святые, после них жившие и их гораздо меньшие, передвигали и горы, когда требовала того нужда4. Отсюда очевидно, что и апостолы могли бы переставлять горы, если бы это было нужно, но так как тогда не было нужды, то не следует и обвинять их. Они не переставляли гор не потому, что не могли, но потому что не хотели; а не хотели потому, что не было нужды; а может быть, это и случалось, но нигде не упоминается, так как не все чудеса описаны. К тому же они тогда еще были не столько совершенны. Почему? Ужели не имели такой веры? Не имели; они не всегда были одинаково совершенны. Так Петр то называется блаженным, то укоряется, так и прочие получают от Христа упрек в неведении, когда не разумели Его слова о квасе. Может быть и в настоящем случае апостолы обнаружили слабость веры, так как прежде креста они были не совсем совершенны. Говоря здесь о вере, Господь Христос разумеет веру чудодействующую, и желая показать неизреченную силу ее, указывает на горчичное зерно, которое хотя по виду весьма не велико, но имеет весьма великую силу. Итак в доказательство того, что и самая малая искренняя вера имеет великую силу, указывает на горчичное зерно; не останавливаясь на этом, упоминает затем еще и о горах и, восходя далее, прибавляет: ничего не будетъ невозможнаго для васъ (стих 20). Подивись же здесь их любомудрию и силе духа: любомудрию, потому что не скрыли своей слабости; силе духа, потому что тех, которые не имели веры и с зерно горчичное, Он в короткое время так возвысил, что протекли в них реки и источники веры5.

17, 21 Что же это такое – то, чем вера растет, живет и становится всемогущей? – Молитва и пост. «Ничего не будетъ невозможнаго для васъ», если ваша вера живет молитвой и постом, ибо молитва переносит всего человека в Бога, вверяет его Богу, а пост окрыляет молитву, укрепляет ее, поддерживает ее, чтобы она не обессилела. Вера – птица с двумя несокрушимыми крыльями: молитвой и постомъ. Молитва и пост изгоняют из человека всякую нечистоту, искореняют страсти, уничтожают грехи, освещают ум, уцеломудривают тело, обогоподобливают душу. Совершая это, они из человека изгоняют всякого нечистого духа: и самого большого, и самого маленького, и одного, и всех вместе. Поэтому Спаситель и сказал: Сей же родъ изгоняется только молитвою и постомъ(стих 21). Самое лучшее и самое целительное лекарство против всякого сатанизма, демонизма, нечистоты и есть молитва и пост: вера, которая молится и постится; пост, который верует и молится. Эти три: вера, молитва и пост и составляют богочеловеческое, евангельское вселекарство против всякой болезни духа и тела. Доказательство? – Святые, особенно святые постники, пустынники. Ибо эта евангельская добродетельная триада: вера, молитва и пост, есть их принцип, их метод жительства, и мышления, и чувствования, и действования. Когда человеколюбивый Господь хотел сократить Свое Евангелие, Он его свел к этой триединой добродетели: вере, молитве и посту. Если слабеет одна в этой тридобродетели, слабеют и другие две; если крепнет одна, с ней крепнут и остальные две. С помощью этой благодатной добродетельной триады выздоравливает весь человек, исцеляется от всех недугов душевных и телесных. Где есть настоящая евангельская вера, молитва и пост, там есть настоящий человек, нормальный человек, здоровый человек. Где их нет – там и нет человека, но все только обломки человека, остатки от человека: все искалечено, все окарличено, все огреховлено, осмерчено, одиаволено. Где они есть, там в человеке все богоустоемленно, все охристовлено, обожено, отроичено; здесь целостный богообразный человек, весь выросший во все богочеловеческие бескрайности и бесконечности.

(Продолжение следует)

1. Ср. Св. Златоуст, Беседа 56, 1; с. 550.
2. Феофилакт, cap. 17, vers 11-13; PG, t. 123, col. 332A.
3. Каждое утро христианин молится Пресвятой Богородице: «мiрскаго мя превышша слитiя сотвори» – сделай меня выше этого мира (молитва утренняя), а на святой Литургии священнослужитель призывает всех: «Горе имеемъ сердца!»
4. Так в Житии Св. Марка Фраческого (Афинского) написано, что он переместил гору. – см. Архим. Юстин, «Жития Святых за месяц апрель», стр. 69–79, Белград, 1973.
5. Беседа 57, 3, с. 562.

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000