СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ     
Что происходит в Иерихоне?    

(Продолжение. Начало см. номера 1/2000 и 2/2000)

Полгода прошло со времени насильственного захвата высшими чинами палестинской милиции монастыря в Иерихоне, принадлежащего Русской Зарубежной Церкви, совершившегося 15 января 2000 года. Первоначально Арафат хотел передать территорию монастыря российскому государству. Однако, после долгой и упорной борьбы за монастырь двух монахинь Русской Зарубежной Церкви, поселившихся на его территории и постоянно там пребывавших, палестинская администрация сделала заявление о предстоящем разделе монастырского участка. Монахам Русской Зарубежной Церкви, сменившим монахинь, был предоставлен контейнер для проживании на территории монастыря, и небольшая часть участка с «свободой передвижения» по ней. Представители Московской Патриархии, тем временем, продолжают укреплять свои позиции. Они имеют доступ ко всем зданиям, находящимся на территории монастыря.

 

После того, как обе монахини возвратились в Гефсиманскую обитель и заботу о сохранении той маленькой части участка в Иерихоне, который вроде бы предоставлен Русской Зарубежной Церкви, взяли на себя иноки, помогающие 84-летнему монаху Тихону, в особенности же после Пасхи 2000 года, наступило некоторое успокоение. Иеродиакон Сампсон, американкий негр из Нью-Йорка, уже два года назад, находясь в Иерихоне с о. Тихоном, снискал любовь местного населения. Теперь он вновь был принят здесь с большим радушием, как простым народом, так и местными сановниками. Продолжая благородную традицию (заботы о падших и обездоленных) своего нью-йоркского монастыря, именуемого «Домом Милосердия», он сразу же начал заботиться о бедных, престарелых, детях и неграмотных – по крайней мере, в том объеме, в котором это позволяли и без того стесненные обстоятельства жизни монахов.

О. Тихон перед контейнером.
Термометр показывает 40° С. Похоже, что Представители Московской патриархии хотят сделать из наших монахов мучеников: 1 июля им к тому же перекрыли воду. В подаче электричества для установки кондиционера было отказано. Вот и сидит о. Тихон, словно в раскаленной духовке...

Эта деятельность, судя по всему, пришлась не по вкусу палестинской администрации. 14 июня с.г. «родные» (сиречь, палестинские) органы безопасности запретили местному населению посещать монахов на нашем участке и пользоваться их гостеприимством (это до боли напоминает события в Хевроне в июле 1997 года, когда те же органы безопасности штурмовали в сговоре с Московской патриархией наш монастырь, расположенный у Мамврийского дуба, упоминаемого в Библии как место гостеприимства Авраама. Грубой силой наши монахи и монахини были изгнаны тогда из монастыря, и традиция русского монашеского гостеприимства на этом святом месте была прервана. Сегодня в Хевронском монастыре проживают всего лишь два представителя Московской патриархии, и он лишь редко бывает открыт для посетителей).

Солдатам, стрегущим двух миролюбивых монахов на участке в Иерихоне, запрещено «брататься» с ними и проявлять по отношению к ним какие-либо признаки дружелюбия. Один из молодых арабов, бравших ранее уроки английского у о. Сампсона, был продержан до половины второго ночи в полицейском участке и подвергнут допросу из-за контактов с «американцами». Таким образом, население подвергается систематическому запугиванию и, где только возможно, натравливанию на Русскую Зарубежную Церковь.

Монахам было сказано, что они могут посещать в Иерихоне кого угодно, однако им запретили принимать посетителей на нашем участке – якобы из «соображений безопасности».

Монахи по-прежнему не имеют доступа к зданиям, построенным нашей Церковью и, что особенно больно, к часовне, – и это несмотря на то, что она почти совсем не используется представителями Московской патриархии: молитва им, по-видимому, не нужна. По этой причине наши монахи вынуждены молиться в металлическом контейнере, в котором им приходится жить. Под палящим летним солнцем Иерихона (город расположен на 273 метра ниже уровня моря) он нагревается как раскаленная духовка. Стоило же им, однако, попытаться построить над контейнером навес для защиты от жары, как милиционеры сразу же сорвали его, разрешив приделать лишь небольшой навес непосредственно над входом в контейнер. Гораздо легче молиться под еще не совсем засохшими пальмами; однако, некогда ухоженный монастырский сад в последние месяцы все более приходит в упадок.

В субботу 1 июля представитель Московской патриархии с работником из городского управления убрали водопровод к жилому контейнеру. В подаче электричества, достаточного для установки кондиционера, было отказано. Итак, террор на пятачке немногих квадратных метров, предоставленных нашей Церкви продолжается, а Арафат постоянно рекламирует это как равноправие обеих сторон при разделении участка поровну до некоего «справедливого решения».

В Светлую Субботу владыка совершил раннюю литургию в монастыре и читал молитву на раздробление артоса. Сразу же после этого монах Филарет отвез владыку на аэродром, откуда он улетел в Святую Землю, чтобы здесь разделить с сестрами наших обителей пасхальную радость. На аэродроме его встретил о. игум. Алексий.

Прибыли заблаговременно ко всенощной, которую владыка совершил в Спасо-Вознесенском монастыре на Елеонской горе. В Фомино воскресенье владыка служил Божественную литургию в обители св. Равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании с иером. Иоанном (Шмельц) и австралийским диаконом о. Василием.

После литургии архиепископ Марк общался с матушкой Елисаветой, с оо. Алексием, Иоанном и Никодимом, приехавшим с Фары, бр. Драги, и некоторыми сестрами обители.

После обеда состоялась встреча с представительницей палестинской общественности в присутствии сс. Марии и Марфы и о. Алексия.

После посещения Вифании они с с. Марией и о. Алексием поехали в Иерихон. Там застали о. Иакова и Леонида из Джорданвилля, заменившего о. Василия, сломавшего себе руку при падении на Сорокодневной горе.

Владыка хотел подойти поближе к главному зданию и часовне на участке, потому что единственный дежурный солдат находился далеко. Но солдат тут же прибежал и не дал ни архиерею, ни другим клирикам приблизиться к часовне ближе чем по половину расстояния между ней и воротами. Выразительно жестикулируя своим автоматом, он требовал, чтобы приехавшие немедленно удалились.

Вечером в Фомино воскресенье игумения Моисея по просьбе архиепископа Марка устроила ужин в игуменской. Были приглашены высокопоставленные представители государственных властей США, Палестины и Германии.

В понедельник 8 мая архиепископ Марк утром служил литургию на Елеоне. После литургии он с о. Алексием нанес визиты консулам некоторых европейских стран.

Во вторник 9 мая, на Радоницу, архиепископ Марк служил на Елеоне, а затем вместе с начальником Миссии, чтецом Даниилом Олсоном и с. Марией отправился в Тель Авив на встречи с дипломатами.

В среду 10 мая, утром архиепископ Марк с игуменом Алексием пошли в патриархию. Их принял митр. Василий, который сообщил, что патриарх Диадор вчера заболел и находится в больнице.

Из патриархии поехали на Фару, где беседовали с оо. Никодимом, Илией и бр. Драги. Они расспрашивали о посещении архиепископом Марком Сербии. Обитель преп. Харитона на Фаре теперь производит впечатление ухоженного и обустроенного скита со своим уставом и порядками.

Вернувшись в Гефсиманию, архиепископ Марк совершил отпевание схимонахини Александры (Глазуновой).

После панихиды в храме Гефсиманской обители, гроб схимон. Александры (Глазуновой) предали земле на маленьком кладбище в саду обители у храма Св. равноап. Марии Магдалины

Вечерню и утреню владыка служил там же и потом провел беседу с сестрами за трапезой.

В четверг 11 мая архиепископ Марк служил литургию там же в Гефсимании, после чего имел встречи с разными представителями властей и частными просителями. Поздним вечером состоялась встреча по вопросу ремонта лестницы в елеонской колокольне.

В пятницу архиепископ Марк посвятил много времени беседам с монахинями о духовных вопросах, а затем совершил вечерню, повечерие и утреню в главном храме в Гефсимании. В это время о. архим. Нектарий исповедовал.

Ночное богослужение в пещерной церкви.

Потом св. сосуды из главного храма перенесли для ночного богослужения в маленькую церковь в пещере, которая находится на ведущей с Елеона в Иерусалим дороге, по которой ходил Господь. В 23:00 владыка сам начал проскомидию, в 23:30 – полунощницу, затем часы и литургию. Было также много монахинь с Елеона, во главе с игуменией. Присутствовали иг. Алексий и иером. Иоанн (Шмельц). Почти все монахини причастились. Было очень торжественно. Сразу после службы у входа в пещерку м. Варнава встретила своего архипастыря с арабским кофе, и матушка Моисея с с. Ириной и о. Алексием отвезли его на аэродром. В субботу после обеда владыка уже возобновил занятия в приходской школе в Мюнхене.

  Home
© Вестник Германской Епархии, 2000